Последние комментарии

  • Сергей (
    БЛАГОДАРЮ!Часть III История Урантии. Документ 75. Проступок Адама и Евы. 3. Искушение Евы
  • Сергей (
    БЛАГОДАРЮ!ТАО: Путь Вознесения (книга 3) "Человеческие стереотипы и непричинение вреда",Глава 1, стр. 14-18
  • Irina Karamisheva (Карамышева)
    Интересно,благодарю!Часть III История Урантии. Документ 75. Проступок Адама и Евы. 2. Заговор Калигастии

Нил Доналд Уолш - О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ стр.9-12

Нил Доналд Уолш - О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ стр.4-8.

Мы видим эти огромные изменения на подступах к двадцать первому веку, и мы замечаем — и это самое забавное, — что не только молодые люди, то есть тинейджеры и двадцатилетние живут в гражданском браке, но и более взрослые и даже пожилые люди. Люди, которым 80, 70 и 65, смотрят друг на друга и говорят: «Послушай, Марта, все так поступают.

А чем мы хуже? Давай жить вместе». И невероятно большое количество 80-, 70- и 65-летних женщин, говорят: «Ну, почему бы и нет?» Итак, это не аргумент против брака как общественного института. Давайте расставим все точки над «и». Это просто исследование института брака — каким мы хотим видеть его в подавляющем большинстве случаев. Очень много браков созданы именно на основе любви, в них не ставится никаких условии и не допускается никаких ограничений. Например, я с радостью могу сказать, что мы с женой имеем именно такие отношения. Именно поэтому это лучшие отношения в моей жизни. Потому что в нашей жизни нет ограничений, и мы не допускаем, чтобы наша любовь требовала от нас какого-то особого поведения или действий, Нэнси и я требуем друг от друга только одного: «Живи естественно Живи так, как тебе подсказывает твоя душа. И если ты любишь меня за что-то, люби, потому, что я живу так, как мне подсказывает моя душа». Вы слышите? И тогда вы понимаете, что имеете благословенные отношения.

Однажды я подош`л к Нэнси — мы с ней тогда прожили вместе года три — и сказал нечто, что поразило меня самого. Я взглянул на неё однажды и сказал: «Ты знаешь, жить с тобой — это почти то же самое, что жить одному». Это потрясающе. Потому что я наиболее естественен, наиболее адекватен себе самому, когда никого нет рядом. Я могу вылезти из постели и ходить абсолютно обнажённым хоть десять минут. Я могу прошмыгнуть на кухню, не одеваясь, или нырнуть в бассейн. Я могу говорить сам с собой, могу петь песни, могу... Я могу делать всякую ерунду — просто быть самим собой, — но только когда я совершенно один. И теперь, будучи с этим восхитительным человеком, я чувствую себя так, словно я один.

Она ответила: «Знаешь, каким я тебя люблю больше всего?» «Нет, каким же?», — спросил я.

И она ответила: «Именно таким, какой ты есть».

«Ты хочешь сказать толстым и так далее? С неприлично громким смехом и всё прочее?» «Я не только люблю тебя, несмотря на твой смех, я люблю тебя за твой смех. Я не только люблю тебя, несмотря на твои недостатки, как ты их называешь. Я люблю тебя за них».

Это и есть любовь. Всё остальное — подделка.

Кстати, знаете ли вы что такое недостатки? (Я где-то оставил свой носовой платок и не могу даже поплакать над тем, что говорю.) Вы знаете, что такое недостатки? (Кто-то даёт ему платок.) Огромное спасибо. Ложные оценки, самообман, который кажется реальностью. Это совершенно точно. В этом-то весь ужас — самообман кажется реальностью. Я раньше думал, что у меня есть все эти недостатки, — вот почему я не мог построить отношения с другими людьми.

Я раньше думал, что, если я сделаю над собой усилие, я смогу предстать в таком виде, что меня можно будет выносить, если уж не получать удовольствие от моего общества. Потому, что я думал, что у меня есть все эти недостатки. Ведь все окружавшие меня люди, включая и моих родителей (благослови их, Господи), говорили мне о том, что у меня есть эти недостатки. А потом, много лет назад, я повстречался с учителем, который помог мне во всём разобраться. Она сказала: «Подумай о том, что твои недостатки — это твои самые большие достоинства, просто их у тебя немного через край. Подумай, может быть, люди влюбляются в тебя из-за того, из-за чего и уходят от тебя, потому что этих качеств в тебе слишком много. Воз можно, твои друзья называют тебя чересчур самонадеянным. Они говорят: «Он слишком самонадеян». Но ведь это же то самое качество, именно то качество, в котором они нуждаются, когда говорят: «Кто может взять это на себя? Кто вытащит нас из этой неприятности? Нил — наш лидер. Только он. Именно за это мы тебя любим, Нил».

Я очень спонтанный человек. Поэтому, когда нужно что-то быстро придумать и немедленно воплотить... «Эй, Нил, где ты?» Это тоже часть меня, которую они называют (теперь все вместе) «безответственностью». Таким образом, моя безответственность — это просто моя спонтанность, но выраженная чуть сильнее. Так вот, учитель сказал: «Нил, это просто вопрос интенсивности, ты иногда выражаешь свои чувства слишком сильно. Но не избавляйся от этого. Не старайся в своём поведении скрыть, кто ты на самом деле. Не теряй это. Просто убавь интенсивность и обрати внимание, что у каждого аспекта твоего Я существует соответствующая интенсивность, приемлемая в каждом отдельном случае. Просто иногда тебе надо прибавить интенсивность, а иногда убавить».

Разве это не восхитительное решение? Итак, теперь я уже могу думать о себе не как о человеке со всеми этими недостатками. У меня полно отличных качеств, просто иногда они слишком интенсивны. (Но не часто — теперь нет.) Вы поняли?

Итак, настоящие отношения видят и понимают всё это. Настоящие отношения основаны или построены на совершенно новом подходе, который гласит: «Я вижу в тебе то, что хочу видеть в себе. Я даю тебе то, что я сам хочу получить». И истинные отношения также говорят: «То, от чего бы я хотел, чтобы ты избавился, и то, что я не могу позволить тебе, я хочу избежать и в себе. То, что я не могу позволить тебе, я не позволю и себе».

Таким образом, наша проблема в следующем: можем ли мы построить отношения, не выдвигая никаких условий? Можем ли мы иметь отношения, где нет слова «нет», но есть только «да»? Можем ли мы использовать отношения для того, чтобы выразить самую огромную любовь, какую только можем себе представить? Любим ли мы наших возлюбленных достаточно сильно для того, чтобы сказать три волшебных слова? Нет, не «Я тебя люблю». Скажем честно — они слишком затрёпаны. Вот три волшебных слова: «Как ты хочешь».

Как ты хочешь.

Когда мы готовы сказать это, только тогда мы действительно возвращаем людей к самим себе. Но до тех пор, пока мы не готовы сказать это, мы просто хотим получить от взаимоотношений с другими людьми то, что мы считаем необходимым для своего счастья. У Вас есть вопрос...

У меня миллион вопросов. Но есть вопрос, который очень важен в моей жизни. Уже много лет я учу людей строить отношения, я преподаю на курсах. Я состою в браке много лет. Наш брак был удачен, как Вы это называете. Но в данный момент я не так уж счастлива. Ну, я бы сказала, что совершила ошибку. Мы предоставляем друг другу полную свободу. Наш брак был построен на декларации, которая гласит: наши отношения работают — это важно, и всё, что происходит, вносит свой вклад в эти отношения. Поэтому я жила с идеей о том, что всё, что происходит не обязательно должно соответствовать тому, что мне хотелось бы увидеть. Всё, что происходило, я пыталась использовать для своих целей. Так оно и получалось, даже если что-то расходилось с тем, как я себе это представляла. Я видела, что, разрешая эти проблемы, я тем самым сама могу быть полезной людям.

Ну и в чём же проблема?

Ну, проблема в том, что в последнее время у нас идёт постоянная борьба, и мы никак не можем пройти • -, через этот период. Я не вижу выхода. Я не вижу, как мы можем преодолеть это. Я даже не знаю, что спросить. Я только знаю, что глубоко люблю своего мужа. Он также меня очень любит, я ему необходима.

Итак, я понял, что Вы погрязли в борьбе. Ну, в отношении всего этого я могу Вам сказать то, что, возможно, покажется почти бессердечным: «Ну и что?» Что Вас не устраивает? Чем Вас не устраивает то, что Вы находитесь в борьбе?

Моё неудовлетворение заключается в том, что я не получаю от отношений то, что хотела бы. Поэтому этот разговор о том, что нельзя предъявлять каких-либо требований к отношениям, а надо думать только о том, что я могу отдать, — это то зерно истины, которое я вынесу из сегодняшнего утра. Я понимаю то, что Вы говорите. В отношениях не достаёт любви. Но между нами существует глубокая любовь. И когда мы уступаем, мы почти отказываемся от себя самих ради того, чтобы быть вместе, и я чувствую себя, как если бы мы наконец-то сошли с боксёрского ринга. И мы, как два боксера, когда звонит гонг, обнимаемся, повисая друг на друге. В этом есть момент великой любви, потому, что мы глубоко любим друг друга. И мы равны — я и он. Мы совершенно равны в нашей борьбе, и она выматывает нас. И когда наступает этот момент, что мы не боремся, мы чувствуем наше партнёрство и любовь и трансцендентную связь. Но в повседневной жизни мы постоянно причиняем друг другу боль.

Хорошо, перестаньте делать это.

Но как я это сделаю — мне приходится приспосабливаться к условиям, которые, на самом деле, не позволяют мне получить то, что мне нужно?

А Вы не приспосабливайтесь к условиям, которые Вас не устраивают. И не делайте проблемы из того, что Вы отказываетесь приспосабливаться. Просто не приспосабливайтесь. Хорошо, я приведу небольшой пример. Ну, скажем, что кто-то решил... Скажем, Нэнси решила начать курить. В настоящее время Нэнси не курит, как, впрочем, и я, но я просто приведу простейший пример, который будет нетрудно понять.

Да, это было бы замечательно.

Итак, Нэнси приходит домой с пачкой сигарет и говорит: «Ну... я думаю, что мне, наверное, лучше сказать тебе. Я начала курить». И у меня появляется проблема. Проблема не с Нэнси как таковой, потому, что Нэнси всё же остается Нэнси. Но теперь она курильщик. И мне, вероятно, нелегко будет приспособиться к этому.

Конечно, я могу отказаться приспосабливаться к этому. Но, можно сделать это, не принося неприятностей Нэнси, не делая проблемы из того факта, что я не приспосабливаюсь к такому её поведению, не превращая свой отказ приспосабливаться в барьер между нами. Я просто скажу ей: «Послушай, я тебя люблю так же, как и всегда. Но мне не нравиться, когда ты куришь в моём присутствии. Поэтому сейчас я выйду из комнаты. А ты выкури свою сигарету. Кстати, так как ты настаиваешь на том, чтобы курить в доме постоянно, мне лучше уйти из дому, потому что мне не нравиться жить в доме, наполненном табачным дымом. Но я люблю тебя. Я люблю тебя так же преданно, как и всегда, хотя сейчас я ухожу из дому. Но я люблю тебя».

Возможно, Нэнси могла бы сказать, если бы она не была таким продвинутым человеком, каковым она является на самом деле: «Ты хочешь сказать, что уходишь из дома только потому, что я курю? И ты пытаешься убедить меня, что не хочешь причинить мне боль?» А я бы сказал: «Я понимаю, что ты хочешь сказать мне, что я причиняю тебе боль. Но я просто позволяю себе жить естественно, в соответствии со своей истинной природой. Я тебя люблю, но ты сейчас куришь. А я хочу жить в доме без табачного дыма. Поэтому, если ты будешь продолжать курить в этом доме, я буду жить где-нибудь в другом месте. Но я буду продолжать тебя любить, где бы я ни жил».

Хорошо, я понят.

Основные проблемы, из-за которых люди чаще всего спорят, это проблемы, связанные со временем, проводимым дома, и с деятельностью друг друга. Другими словами: ты не проводишь достаточно времени со мной или ты занимаешься тем, что мне не нравится. Мы вступаем в настоящие схватки из-за этого. Сейчас я хочу привести пример из реальной жизни.

Ваш супруг вдруг превратился в трудоголика, и, если в первые три года после свадьбы он проводил с вами много времени, то затем внезапно всё изменилось, он стал всё меньше времени бывать дома, и сейчас, спустя семь, восемь или десять лет, он едва появляется дома. И вы стали ссориться из-за этого, так как вы пытаетесь контролировать его время.

И вы говорите ему: «Я хочу, чтобы ты был дома, по крайней мере, три уикенда из четырёх. Я не хочу, чтобы ты всё время куда-то ездил или не вылезал со съёмочной площадки, снимая свой великий фильм, или полностью погружался в работу над большим проектом, или делал что-то ещё. Ты совершенно не обращаешь на меня внимание». Большинство не станет выражать это в таких словах — ну, разве что очень искренние и честные — слова, как правило, будут другие. Но они не подойдут просто и не скажут: «Дело в том, что мне нужно твоё внимание. Мне нужно твоё время». И поэтому всё выливается в борьбу за власть.

Возможно, ваш партнёр попытается заключить нелёгкую для себя сделку, сказав: «Хорошо, я буду только один выходной проводить вне дома. Или два». Но, заключив сделку, он будет испытывать угрызения совести, если однажды ему придётся отсутствовать три уикенда, он будет чувствовать себя под каблуком, под контролем, возникнет возмущение, и очень скоро начнётся борьба: «Какое право ты имеешь указывать, что мне делать в свободное время?» Я бы никогда не стал затевать такого рода ссоры с моей супругой. Если бы моя супруга стала делать что-либо, с чем я был бы не согласен, я бы просто сказал: «Знаешь, ты можешь делать всё, что хочешь. Но я не одобряю то, что ты проводишь три уикенда из четырех без меня и вне этого дома. Ты, конечно, можешь поступать так, как тебе нравиться, но я хочу, чтобы ты знала, как я собираюсь поступить, если ты будешь продолжать в том же духе. Я найду кого-нибудь другого, с кем можно провести выходные».

«Это не угроза. Я не пытаюсь прижать тебя к стене. Я просто ставлю тебя в известность о том, что мне нужно. Я хочу быть с кем-нибудь. Я хочу делить дни моей жизни со своей любимой. Если ты выбираешь не быть моей любимой, это твоё право. Пожалуйста, делай так, как тебе хочется. Нет обиды, нен гнева, нет разочарования, нет укора. Просто констатация факта. И позволь мне закончить этот разговор следующими словами. Если бы мне пришлось снова выбирать себе любимую, то это была бы ты. Именно поэтому я ношу это обручальное кольцо. Ты не обязана сделать такой же выбор в мою пользу в настоящий момент. Но я хочу, чтобы ты знала, что ты первая, кого я выбрал, но помни также, что я имею право выбрать другую, третью, четвёртую».

Итак, вы просто сообщаете, информируете, и делаете это отнюдь не в агрессивной форме. Это не «Я так сказал и всё». Это — «Так обстоят дела. И я делюсь этим с тобой. Я делаю это любя и совершенно откровенно — так, как и должны делать люди, которые любят друг друга. Это то, что я на самом деле думаю и я этого не скрываю. И сейчас ты и я — мы оба — проинформированы и можем сделать выбор».

Конечно, я говорю не о том, что, если вы сделаете хоть один неверный шаг, на вас выскочат из-за кустов и разорвут в клочья, и поэтому вы должны быть настороже; я говорю только о том, что если, в конечном счёте, вы выберете поведение, которое не устраивает меня, — да, и, кстати, если я выберу поведение, которое не устраивает вас, — то тогда каждый из нас имеет право выбора. Я не обязан принимать ваше поведение. Я могу этого и не делать. И я просто хочу, чтобы вы знали, я говорю вам об этом открыто и честно, что, если, в конце концов, вы всё же выбираете именно такой стиль поведения, то, возможно, мне придётся внести некоторые изменения в свою дальнейшую жизнь. И эти изменения могут повлечь за собой появление в моей жизни кого-то другого, кто стал бы со мной делить то, что я раньше надеялся разделить с вами.

Вы понимаете, здесь нет никакой борьбы, потому что здесь нет борьбы за власть. Здесь просто каждый — по крайней мере, один из двоих (ведь танго танцуют вдвоём), — здесь каждый просто уходит от борьбы и возвращается туда, где он может позволить себе быть, делать, иметь то, что он для себя выбирает, не беспокоя при этом другого.

«Выбирай то, что ты выбираешь. Выбираешь курить — хорошо. Выбирай то, что ты выбираешь, и я выберу то, что выбираю я». Итак, это позволит Нэнси выбрать то, что для неё важнее. Достаточно ли важно для неё курение, чтобы позволить своим отношениям со мной измениться таким коренным образом, что я удалюсь из комнаты? Или даже перестану жить с ней под одной крышей? И она решит, что для неё важнее. Она либо продолжит курить, демонстрируя, что курение для неё важнее наших с ней отношений, либо она прекратит курить. И изменит своё поведение. И не потому, что я заставлю её, а потому, что она сама сделает свободный, осознанный выбор, демонстрируя тем самым, что она может контролировать то, что она получает от жизни, контролируя своё поведение. Вы видите разницу?

Я поняла, спасибо.

Пожалуйста. И любовь реагирует именно таким способом. Любовь не знает борьбы. Никогда.

Да, еще вопрос...

Нил, какая у Вас самая большая проблема во взаимоотношениях ?

Самая большая проблема для меня — быть прямым и честным — быть как на ладони. Даже после многих лет, прожитых с кем-нибудь вместе — с прекрасным человеком, всегда остаётся в душе страх. А вдруг она узнает об этом? А вдруг она узнает о том... она не будет меня больше любить; ну, понимаете, если она узнает, что я взял пять тысяч долларов, вложил их в акции, и всё потерял, но ей я никогда об этом не говорил; или, что я однажды днём вышел из дома и купил машину.

Я сделал это два года назад. Я просто ехал по дороге и завернул в автосалон — салон, где продавали новые автомобили. И я увидел автомобиль, о котором просто мечтал. И я сказал: «Я его беру». И за двадцать минут я купил машину. И я поехал домой. Всю дорогу я думал: «Ну и нелепость». Я ехал и думал: «Как мне спрятать машину от моей жены?» Я понимал, что она рано или поздно всё узнает. Возможно, она спросит перед обедом: «Чья это там машина?» На самом деле, я обдумывал, как мне протянуть подольше, чтобы она не узнала. Но потом я решил: «Послушай, это безумие». Я позвонил по своему сотовому жене и сказал: «Выйди из дома, когда я подъеду. Я хочу тебе кое-что показать». Она спросила: «О чём ты?», а я ответил: «Я только что купил машину» (вздох облегчения).

Таким образом, я думаю, что прямота — это моя самая большая проблема в отношениях с людьми, даже с теми, кому я доверяю свою жизнь. Я хочу сказать, что я действительно доверяю Нэнси свою жизнь. Я доверяю её любви без каких-либо условий. И, тем не менее, я не всегда могу быть абсолютно открыт и честен с ней, когда речь идёт о моих чувствах, мыслях, идеях, понимании или непонимании и вообще о том, что я делаю. Вы понимаете, о чём я говорю? Я могу объяснить, откуда это появилось. Я думаю, что источником моего страха перед тем, чтобы быть абсолютно открытым, является страх перед Богом, который я испытывал в далёком детстве. Тогда я думал, что Бог накажет меня за мои проступки.

И я должен вам сказать, что это чувство сохранилось у меня до сих пор. Где-то, на каком-то уровне всё ещё есть некая крошечная часть моего существа — и это, несмотря на то, что произошло со мной, несмотря на «Беседы с Богом», — случается иногда такое, что я ворочаюсь по ночам и думаю: «О, Боже, а что если я не прав? Что если я ввёл в заблуждение миллионы людей тем, что рассказал им о Боге? Ведь если я не прав, Бог здорово меня накажет!» Мне нужно быть откровенным и честным с Богом и сказать Ему: «Ты знаешь, Бог, если даже я не прав, я верю, что Ты поймёшь, что я не хотел этого. Я не собирался никого вводить в заблуждение. И если в Тебе осталась хоть капля милосердия, прости меня».

Вы понимаете? Это не тот Бог, который, я знаю, существует на самом деле. Это Бог, существующий в моём воображении, Бог, который пугает меня. И я думаю, что тот глубокий страх, который живет в нас, страх того, что нас будут судить и нас могут неправильно понять и наказать, передаётся другим людям: супругу, любимой, начальнику на работе — всем тем людям, которые важны для нас. И самой большой проблемой в отношениях для меня является умение смотреть на людей, которые занимают в моей жизни важное место, так, как я смотрю теперь на Бога: как на своего лучшего друга. Я хочу дружить с Богом, я хочу дружить со своей женой и со всеми теми, кто мне дорог. Я хочу стоять перед ними совершенно обнаженный, духовно и физически: «Вот оно — всё на виду, мне нечего скрывать, у меня нет никаких задних мыслей. Я весь перед вами». Это— самая большая проблема для меня, и каждый день я с ней сталкиваюсь.

Популярное в

))}
Loading...
наверх