ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО... Человеческий язык — строитель мира. №1.

Image result for ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО...

ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО...

Человеческий язык — строитель мира

Любое проявление жизни – это воплощённое в форму Высшее Сознание. Все проявленные формы подчиняются Общим Законам, действующим в пространстве единого Сознания. Учёные доказали, что слова – одна из форм, творимых человеком в соответствии с Общими Законами, – имеют непосредственное влияние на структуру молекул ДНК, а следовательно на человека в целом. Какова лексика человека, каков словарный багаж его окружения – такова и жизнь.

I. СЛОВО ИЗРЕЧЁННОЕ

Символическая фигура «кочин» – три обезьяны, которые не видят зла, не слышат зла и не говорят зла.

По легенде, боги послали на Землю обезьян, которые доносили им о людских делах. Средством защиты от такого выслеживания должны были служить изображения слепых, глухих и немых обезьян.

Пресса время от времени устраивает дискуссии: хорошо или плохо ругаться матом. Между тем учёные дают на это однозначный ответ: бранные слова «взрываются» в генетическом аппарате человека, вследствие чего происходят мутации, которые поколение за поколением ведут к вырождению.

Исследователи изобрели аппарат, который переводит человеческие слова в электромагнитные колебания. А они, как известно, влияют на молекулы наследственности ДНК. Ругается человек, не переставая – и его хромосомы рвутся и гнутся, гены меняются местами. В результате ДНК начинает вырабатывать противоестественные программы.

Вот так постепенно потомству передаётся программа самоликвидации. Учёные зафиксировали: бранные слова вызывают мутагенный эффект, подобный тому, что даёт радиоактивное облучение мощностью в тысячи рентген.

Эксперимент с облучением много лет проводился на семенах растения арабидопсис. Почти все они погибли. А те, что выжили, стали генетическими уродцами. Эти монстры, перенеся множество болезней, передали их по наследству. Через несколько поколений потомство полностью выродилось.

Интересно, что мутагенный эффект не зависел от силы слова, они могли произноситься то громко, то шёпотом. На этом основании учёные сделали вывод, что определённые слова обладают информационным воздействием на ДНК.

Проведён был и прямо противоположный эксперимент. Учёные «благословляли» семена, убитые радиоактивным облучением в 10 тысяч рентген. И вот перепутавшиеся гены, разорванные хромосомы и спирали ДНК встали на свои места и срослись. Убитые семена ожили.

Подтверждённая исследователями способность людей воздействовать словами на программы наследственности известна верующим людям с древних времён. Из святоотеческой литературы мы знаем, как нередко, благодаря святым, исцелялись безнадёжно больные и воскресали мёртвые. Причём благословение праведников распространялось не только на конкретного человека, но и на его потомство.

Скептик усомнится: как обыкновенные слова могут влиять на наследственную программу. Дело в том, что представление о генетическом аппарате, состоящем только из химических веществ, устарело. На самом же деле, чтобы из ДНК построить живой механизм, нужны куда более сложные программы, в которых должна содержаться львиная доля всей наследственной информации.

Новая наука, «волновая генетика», автором которой является Пётр Петрович Гаряев, свидетельствует: ген – это не только клетка. Программа человека зашифрована в так называемой «мусорной» части ДНК. И не только в химических веществах, но и в физических полях, которые образуются вокруг хромосом и имеют голографическое строение. Вся информация о прошлом, настоящем и будущем организма содержится в свернутом виде в каждой точке волнового генома. Молекулы ДНК обмениваются этой информацией с помощью электромагнитных волн, в том числе акустических и световых.

Сегодня учёные научились «накачивать» ДНК энергией света и звука. Как бы осветили и прочитали упрятанные страницы генетических текстов. Запуская определённые генетические программы, они стимулируют резервные возможности организма. В результате выздоравливали безнадёжно больные и оживали мёртвые растения. Человек подобные чудеса может вызвать именно молитвами.

Учёные пришли к ошеломляющему выводу: ДНК воспринимает человеческую речь. Её «уши» прямо-таки приспособлены к улавливанию звуковых колебаний.

Пушкин когда-то писал своей жене: «Не марай душу чтением французских романов». Наш современник разве что улыбнётся этому наказу гения, а зря. Молекулы наследственности получают и акустическую, и световую информацию: молчаливое чтение доходит до клеточных ядер по электромагнитным каналам. Один текст оздоравливает наследственность, а другой её травмирует. Молитвенные слова пробуждают резервные возможности генетического аппарата. Проклятие разрушает волновые программы, а значит, нарушает нормальное развитие организма.

П. Гаряев считает, что с помощью словесных мыслеформ человек созидает свой генетический аппарат. К примеру, ребёнок, взявший от родителей определённую программу, начинает дебоширить, сквернословить. Тем самым, он разрушает себя и свою среду – как социальную, так и психологическую. И катится этот «снежный ком» из поколения в поколение.

Так что генетическому аппарату совсем небезразлично, о чём мы думаем, говорим, какие книги читаем. Всё впечатывается в волновой геном, то есть волновую генетическую программу, которая меняет в ту или иную сторону наследственность и программу каждой клетки. Так, слово может вызвать рак, а может вылечить человека. Причём ДНК не разбирает, общаетесь вы с живым человеком или с героем телевизионного сериала.

Возвращаясь к проблемам использования негативных структур русского языка, отметим, что они отражаются, прежде всего, на подростках. Многие из них никогда не задумывались над тем, как прекрасен родной язык. Лексикон их крайне беден, а вот сквернословят они на каждом шагу. Среда, дворовая компания табуирует, глумится над словами «любовь», «красота», «благодать». Ребёнок вынужден становиться конформным, а затем сам начинает лгать на себя, искажать содержание своего внутреннего мира. И этим убивает, выжигает святыню души. Душа не находит средств для адекватного выражения.

Проблема эта, к сожалению, не нова. Еще в «Живой этике» было сказано: «Молодое поколение слишком часто поддаётся в сторону грубости. Очень плачевно такое положение, когда требуется напряжение всех лучших сил. Очень нужно твердить, что каждая грубость неприемлема для эволюции».

Лингвист Геннадий Гриневич писал, что все языки мира подобны ветвям дерева, то есть имеют общий корень. А математик-лингвист Ноам Хомский доказывал, что грамматики всех языков универсальны: они имеют общие стратегические черты. Эти и другие открытия позволили структурным лингвистам создать универсальную математическую модель человеческих языков, которая оказалась похожей на дерево. Волновые генетики под руководством Петра Гаряева создали математическую модель всех генетических текстов. Оказалось, что они тоже имеют общие черты, которые можно изобразить в виде дерева. Наконец, лингвисты и генетики сравнили свои «деревья» и с удивлением увидели, что они имеют совершенно одинаковое строение. Получалось, что человек подобен, к примеру, памятной книге, в которой записывают свои отзывы и пожелания все желающие, в том числе – он сам.

Эта информация не только формируют его как личность, но и впечатывается в ДНК. От её содержания зависит здоровье потомков.

– Теперь можно дополнить Хомского, – сказал Гаряев. – Общие черты имеют все языки мира, в том числе – ДНКовые. И генетическому аппарату далеко не безразлично, о чём вы думаете, говорите и читаете: любые слова могут впечататься в волновой геном.

Источник ➝

Джо Диспенза Развивай свой мозг. Как перенастроить разум и реализовать собственный потенциал Сила подсознания – Глава 2. Стр. 27-31

Развивай свой мозг. Как перенастроить разум и реализовать собственный потенциал

Глава 2.

На спине гиганта.

Мы должны перемещаться с помощью разума… для того, кто обуздал его, разум становится величайшим другом; но для того, кто не сумел этого, разум будет оставаться величайшим врагом.

Бхагавад‑гита

 

Есть такое выражение: «разум сильней обстоятельств», – означающее преодоление каких‑то трудностей. Его вполне можно применить к моему восстановлению после той аварии, о чём я рассказал в главе 1.

Как правило, люди используют это выражение, не особо вдумываясь в его смысл, – оно подразумевает, что кто‑то решил сделать что‑то и не поддался расхожим мнениям или трудностям, препятствовавшим в достижении поставленной цели.

Это требует усилия воли. Вероятно, вы полагаете, что способны в определённых обстоятельствах использовать эту способность ума вызывать изменения на физическом, ментальном или эмоциональном уровнях.

Например, предположим, что в детстве вы боялись высоты. И вы с друзьями пошли в поход, а рядом с вашим лагерем было озеро со скалистыми берегами. Все другие развлекались от души, прыгая и ныряя с утеса в воду. Вы же спокойно плавали в озере, приятно холодившем кожу, пока кто‑то – вероятно, один из ваших старших друзей или родных – не указал всем на то, что вы единственный так и не совершили «прыжок веры». И все, вплоть до самого младшего из вашей компании, принялись вас дразнить. В итоге вас выводит из себя их подзуживание и брызги воды вам в лицо, и вы выходите на берег и плететесь на скалистый утёс.

Солнце жжёт вам плечи, ветер холодит кожу до мурашек, и вы стоите моргая, когда вода с волос затекает в глаза. А ваш разум точно мечется в клетке и кричит: «Ни за что». Зубы у вас стучат так, что дрожит нижняя челюсть, и вы невольно отшагиваете назад от края утёса. Крики и свист ваших друзей усиливаются. Вы смотрите на них с высоты, и вдруг ваш главный мучитель превращается в вашего главного болельщика, и его «Ну, давай» воспринимается уже не как насмешка, а как мантра. У вас в крови бурлит адреналин, заставляя мошонку сжиматься, а колени дрожать от напряжения, вы срываетесь с места и летите с утеса в пустоту.

Вы всплываете, отплевываясь и издаёте победный клич, зная, что внутри вас произошла некая кардинальная перемена. Все сомнения, страхи и неопределённости остались позади. Они остались там, на утесе, и испарились точно ваши следы. Все воображаемые ужасы рассеялись, и на их месте возникла новая, более позитивная реальность.

Я привел этот типичный пример не случайно. В буквальном и переносном смысле многих людей удерживает что‑то от того, чтобы достичь высот своего бытия, что‑то такое, что не даёт им испытать свободу и восторг от жизни, не скованной страхами или сомнениями.

Я уверен, что в какой‑то момент у вас в жизни была такая ситуация, когда вы сумели пересилить обстоятельства с помощью разума. Я испытал такое несколько раз. Но ни один подобный случай не идёт ни в какое сравнение с моим восстановлением после травмы, полученной в ходе соревнований по троеборью. Я всегда был заинтересован в преодолении себя, в улучшении, и меня завораживал потенциал человеческого разума и организма. И особенно меня занимало то, что бывает тогда, когда разум и тело действуют заодно. Конечно, я знал, что разум и тело связаны, но меня всегда волновал вопрос, кто играет главную роль. Кто из них командует парадом? Суждено ли нам быть жертвами некоторых заболеваний и недугов тела и разума потому, что таковы наши гены? Должно ли наше самочувствие зависеть от капризов окружающей среды?

Введение к изменению.

После того как я испытал на себе силу совместной работы разума и тела, меня стало одолевать любопытство относительно других людей, переживших нечто подобное. Я знал, что многие бросали вызов традиционной медицинской мудрости и до меня, и мне хотелось изучить эту концепцию исцеления более полно. Мне не пришлось ждать слишком долго, чтобы найти подходящих людей для своего неформального исследования.

Дин: подмигнул и кивнул.

Когда я впервые увидел Дина у себя в приёмной, он улыбнулся мне и подмигнул. У него на лице были две опухоли размером с большой лимон. Одна под подбородком справа, а другая на лбу слева. Во время моего осмотра Дин объяснил, что у него была лейкемия. Я спросил его, какие препараты и терапию он применял, чтобы держать заболевание под контролем. «Никаких, никогда», – ответил он. Я продолжал осмотр, пытаясь сфокусироваться на своих действиях, и мне хотелось задать ему десятки вопросов. Я сумел излечиться от травмы, но здесь картина была явно иной. Лейкемия, особенно миелоидный лейкоз в тяжёлой форме, если её не лечить, была изнурительным и болезненным заболеванием. Это была не травма, от которой тело могло восстановиться само со временем, вроде сломанной кости.

Врачи, обследовавшие Дина, дали ему полгода жизни. И прямо тогда, как сказал мне Дин, он дал себе обещание увидеть, как его сын окончит школу. Этот жизненно важный момент произошел 25 лет назад. Теперь, улыбаясь мне через стол, Дин объявил, что через несколько месяцев собирается на школьный актовый день своего внука. Я слушал его в изумлении.

После нашей первой встречи Дин заходил ко мне в офис ещё пару раз. И однажды, окончив очередное обследование, я всё же спросил его:

– Так как вам это удалось? Вы должны были умереть 24 года назад, но всё ещё живы – без лекарств, без операций, без терапии. В чём ваш секрет?

Дин широко улыбнулся, перегнулся ко мне через смотровую кушетку, указал себе на лоб и произнес:

– Нужно просто принять решение!

Он крепко пожал мне руку, повернулся к выходу и ещё раз подмигнул.

Шейла: прошлое как предпосылка и проклятие.

Шейла страдала от множества изнурительных симптомов, включая тошноту, лихорадку, запор и сильную боль в области живота. Ей поставили диагноз «хронический дивертикулит» – воспалительный процесс в дивертикулах, маленьких полостях, образующихся из‑за выпячивания стенки кишки. И хотя Шейле была назначена медикаментозная терапия, приступы случались всё чаще, и боль только усиливалась.

Однажды Шейла узнала о связи между нездоровыми эмоциями и физическими недугами, и это заставило ее взглянуть на свою жизнь под новым углом. Уже будучи взрослой женщиной старше тридцати лет, Шейла считала себя жертвой детской травмы. Её родители развелись, когда она была совсем юной. Её воспитывала мать, которая много работала, и Шейла большую часть времени проводила одна. Она росла, лишённая многих материальных благ, которыми пользовались другие дети, и почти не участвовала во всевозможных мероприятиях со своими ровесниками, отчего чувствовала себя ущемлённой.

Когда Шейла решила присмотреться к своим эмоциям, ей пришлось признать, что их нельзя было назвать здоровыми. День за днём в течение 20 лет она жила с негативными мыслями и высказываниями о своём тяжёлом детстве и никогда не могла сделать чего‑то достойного или приносящего ей удовлетворение. Она постоянно напоминала себе, что ее существование было пустым, что она никогда ничего не изменит и за все неудачи в своей жизни надо винить родителей. Теперь же она осознала, что все эти годы ее мысли были полны причитаний, обвинений, оправданий и жалоб. Поскольку медикаментозная терапия не принесла устойчивого улучшения, Шейла стала рассматривать возможность того, что недомогания могли быть следствием её недовольства своими родителями. Она вспомнила обо всех людях и ситуациях в своей жизни, которые заставляли её думать и вести себя как жертва, и признала, что сама использовала этих людей и обстоятельства, чтобы оправдать своё нежелание как‑то меняться.

Постепенно, через постоянное внимание к себе и тренировку воли, Шейла сумела побороть прежние паттерны мышления и чувств, связанные с этими повторяющимися, вызывающими ощущение жертвы мыслями. Она смогла отказаться от той части своей личности, которая была связана с негативными мыслями о детстве, и простила своих родителей. У Шейлы больше не было причин для страданий, и она стала счастливым человеком.

Её самочувствие стало улучшаться. И через короткое время все физические симптомы, связанные с её недомоганием, исчезли. Шейла излечилась от хронического недуга. Но что ещё более важно, она также освободилась из темницы своей личности.

В поисках сходства.

Вот уже семь лет я занимаюсь изучением таких случаев, когда люди переживают спонтанные ремиссии и излечиваются от серьёзных заболеваний. Информация, собранная мной, а также истории, рассказанные этими людьми, поистине поразительны. Среди прочих можно отметить значительные клинические изменения при таких патологических состояниях, как доброкачественные и злокачественные новообразования, сердечно‑сосудистые заболевания, диабет, заболевания дыхательных путей, артериальная гипертензия, высокий уровень холестерина в крови, варикозное расширение вен, заболевания щитовидной железы, проблемы с зубами и пародонтит, слабое зрение, мышечно‑скелетные боли и редкие генетические расстройства, перед которыми медицина бессильна.

Эти мужчины и женщины излечились после того, как им не смогли помочь ни традиционные, ни альтернативные методы. Каждый из этих людей сам излечил своё тело. Изучая эти примеры из практики в терапевтической перспективе, я не мог обнаружить никаких общих, устойчивых поведенческих факторов, которые могли бы объяснить все эти выздоровления.

Всевозможные терапевтические методы, которые они испробовали, воздействовали на патологию до некоторой степени, но не могли устранить полностью. Например, некоторые из этих людей проходили курсы лучевой и/или химиотерапии, но опухоль не исчезала или уменьшалась ненадолго и возвращалась в скором времени. Другие подвергались обычным или экспериментальным хирургическим операциям, что несколько облегчало симптомы заболевания, но не решало проблемы полностью. Многие принимали лекарства по несколько лет, например от высокого артериального давления, без значительных или продолжительных изменений. Некоторые пациенты принимали участие в клинических испытаниях новых лекарственных препаратов, но и это им не помогало. Ни витамины, ни особые диеты не возвращали им здоровья. Кто‑то сообщал, что голодание несколько облегчило симптомы, но не принесло устойчивого результата. Альтернативные методы терапии также были безуспешны. В некоторых случаях людям помогали снизить стресс психологические консультации, но их заболевания от этого не проходили.

Многие из этих людей прекратили всякое лечение, когда поняли, что оно не приносит им пользы. Другие вообще не прибегали к медицинской или альтернативной помощи. Так что же эти в прошлом больные люди сделали такого, что привело их к выздоровлению?

Проанализировав информацию, собранную в ходе множества интервью с такими людьми, я стал подозревать, что с научной точки зрения эти спонтанные излечения являлись чем‑то большим, нежели просто большой удачей. Если что‑то случается единовременно, мы называем это случайностью. Если же такие же события случаются снова без очевидной причины, мы можем назвать это совпадением (второй случайностью) – удивительным сочетанием двух событий, произошедших, казалось бы, по чистой случайности, однако словно бы имеющих причинно‑следственную связь.

Но если события одного того же типа происходят в третий, четвертый или даже пятый раз, мы должны исключить возможность случайного совпадения. Должно происходить что‑то последовательное для возникновения таких повторяющихся событий. В свете таких повторений мы можем сделать вывод, что для всякого следствия должна иметься причина. Предположив, что здесь может иметься причинно‑следственная связь, я задумался: если эффект, о котором мы здесь говорим, это спонтанное выздоровление, то что же было причиной физических изменений у всех этих людей?

Я начал рассуждать – поскольку эти люди не могли приписать своё выздоровление какой‑либо терапии, направленной на их тело, тогда, возможно, какой‑то внутренний процесс в их разуме и мозге вызвал эти клинические изменения. Мог ли разум действительно обладать такой силой?

Большинство врачей признают, что отношение пациента влияет на результат лечения.

Могло ли быть так, что для этих людей излечение от болезни наступило единственно благодаря тому, что они изменили свой разум?

Я также размышлял о том, существовало ли научно подтверждаемое соотношение между тем, что последовательно происходило в этих практических примерах, и человеческим разумом. Если применить научный метод к оценке подобных случаев, сможем ли мы обнаружить некий процесс, имевший место в разуме человека – и следовательно, в самих тканях мозга, – вызвавший эти излечения? И можем ли мы повторять этот процесс, достигая того же эффекта? Поможет ли изучение спонтанных излечений приоткрыть научные законы, которые могли бы объяснить отношения между разумом и телом?

Заинтригованный знакомством со Школой просветления Рамты (RSE, см. главу 1) и концепцией «разум сильней обстоятельств», составлявшей основу её учения, я взял эти вопросы за точку отсчета в моем деле изучения спонтанных ремиссий и излечений и их возможного отношения к работе разума. Я был предрасположен считать, что такая взаимосвязь существует, поскольку понимал, что это действительно вполне возможно – чтобы разум мог излечить тело от любой патологии. На самом деле часть людей, у которых я брал интервью за все эти годы, были студентами RSE, и они знали из учебного курса, как излечить свое тело.

Природа чудесного.

В некоторых случаях мне было сложно принять реальность исцелений. Однако такие случайности/совпадения были известны в истории с глубокой древности. В прошлом подобные события обычно объясняли через религиозные верования той или иной культуры. Возьмём ли мы христианские рукописи, буддийские тексты, исламские священные писания, египетские дощечки с надписями или иудейские свитки – во всех цивилизованных культурах верили в спонтанное восстановление здоровья и сообщали о таких случаях.

Во все века, когда происходило что‑то, выходившее за рамки современного научного понимания в данном обществе, люди часто называли то или иное событие «чудом». Чудо, согласно Международному словарю Уэбстера, является «проявлением экстраординарного события в физическом мире, которое превосходит все известные человеческие и природные силы и приписывается какой‑либо сверхъестественной причине».

Если заглянуть в историю, мы увидим, что события получали статус чудесных, когда они выходили за границы мирских верований в той или иной культуре и за рамки её социальных, научных и политических общепринятых норм. Представьте, что человек выпрыгивает из самолёта, его парашют раскрывается, и он благополучно приземляется на поле. Это казалось бы чудом еще два века назад. Подобно другим недоступным пониманию событиям современности, это было бы приписано действию или вмешательству сверхъестественной силы – божественной или демонической.

Вернёмся в наше время. У женщины обнаруживают смертельное заболевание, и врачи говорят ей, что она проживёт не больше полугода. По прошествии полугода она приходит к своему врачу на обследование. Врач осматривает её и проводит серию диагностических тестов, включая передовые методы визуализации внутренних процессов. И к своему удивлению, он не находит никаких клинических симптомов заболевания. По всем объективным признакам, пациент выздоровел.

Если обозначить такое излечение как чудо, можно не заметить его подлинной глубины.

Как только общество начинает понимать причины, процессы и эффекты какого‑то события, оно больше не приписывает ему сверхъестественного происхождения.

Мифология и фольклор всегда служили этой цели – они предлагают объяснение природных явлений. В каждой культуре имеется, к примеру, свой миф о сотворении, и многие культуры, христианские и нехристианские, рассказывают историю потопа. Сегодня мы понимаем, что наша неспособность объяснить то или иное происшествие может происходить от недостатка знаний, личных и общекультурных. Многие события, которые считались чудесными, теперь мы называем природными. Так существует ли правдоподобное объяснение спонтанным излечениям?

Чудесное имеет любопытное свойство. Человек, нацеленный на так называемый чудесный жизненный опыт, исследующий идеи, лежащие за пределами верований современного общества, может обоснованно восприниматься как действующий вопреки медицинским, общественным или даже религиозным нормам. Представьте, что человеку диагностируют высокое артериальное давление и повышенный уровень холестерина. Врач прописывает ему лечение, возможно включающее приём лекарств, диетические ограничения, лечебную гимнастику и различные «можно» и «нельзя». Если человек ответит: «Спасибо, док, но я сам с этим справлюсь», врач, вполне вероятно, посчитает, что такой пациент рискует своим здоровьем, не следуя стандартной процедуре лечения. Всякому, кто имеет надежду на чудесное разрешение проблем в своей жизни, с большой вероятностью придётся штурмовать крепость общепринятых верований и идти на риск того, что его посчитают заблуждающимся, неразумным, фанатичным или даже безумным.

Но если бы существовал способ понять все эти «как» и «почему» так называемых чудесных исцелений, тогда бы ищущие их больше не считались безрассудными или психически нестабильными людьми. Если бы мы сумели получить доступ к информации о том, как развить в себе это умение и применять это знание на себе, практикуя особый научный подход, тогда наши усилия по достижению чудесных результатов встретили бы не противостояние, а поддержку.

Популярное в

))}
Loading...
наверх