На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Юрий Ильинов
    «Критический процесс»: ученые предупредили об угрозе планетарного масштаба МОСКВА, 19 июл — РИА Новости. Уменьшение у...Провал Байдена и ...
  • Юрий Ильинов
    Какой смысл? Эксперт оценил угрозу размещения американских ракет в Германии Аналитик Ходаренок прокомментировал план...Провал Байдена и ...
  • Юрий Ильинов
    Украина готовит новые могилы для военнослужащих Если бы речь шла о каком-то другом государстве, а не об Украине, я б...Ментальная безопа...

Крайон (Ли Кэролл) - Путешествие домой. Майкл Томас и семь ангелов. Роман притча. Глава 7, стр.43-47

Глава восьмая. Четвёртый дом

 

Никогда ещё Майклу не шагалось так легко. Новая мастерски пошитая одежда и доспехи подходили ему безупречно и были, несомненно, достойны этой священной страны. Майклом овладело странное чувство, будто он хорошо знает эти места. Хотя большую часть времени он проводил внутри домов, грунтовая дорога казалась родной и привычной.

Везде его окружали знакомые запахи и очертания. Воспоминания о старом мире начали блекнуть, вытесняемые необычными образами этой новой страны. Кроме того, Майкла не покидало ощущение, что он «помнит» всё, что встречается на пути, хотя умом он прекрасно понимал, что никогда не бывал здесь прежде.

И ещё он отчётливо ощущал свою новую силу. Казалось, будто он родом из этой страны. Он понимал, что в значительной мере это ощущение порождено недавними событиями в Доме Биологии, и широко улыбался, вспоминая Зелёного. Майкл на ходу размышлял о том, что действительно поднялся на качественно новый уровень за время своего пребывания здесь, и гадал, что будет дальше. Ведь он прошёл только три дома из семи, – какие ещё уроки ждут его впереди?

Позади раздался звук.

Не раздумывая, Майкл молниеносно развернулся и занял защитную позицию. Он и сам удивился такой безупречной работе собственных инстинктов. Майкл стоял, чуть подавшись вперёд, рука лежала на узорчатой рукоятке меча истины. Меч вибрирует или ему просто кажется? Майкл стоял словно статуя, готовый в любой момент предпринять безупречные действия, – хотя он пока ещё не знал, какие именно. Всё его внимание сконцентрировалось на звуковых ощущениях.

Ничего.

Может быть, это ветер? Нет, Майкл заметил, что листья на деревьях не шевелятся. Сохраняя полную неподвижность и двигая только глазами, Майкл огляделся. До чего же острым стало его зрение в этой стране! Он не помнил, чтобы до вступления на тропу когда‑либо видел настолько отчётливо. Словно кто‑то включил яркое освещение.

Усилием воли Майкл переключил фокус внимания со слуха на зрение и медленно оглядел каждый камешек, каждый куст.

Ничего.

Майкл начал осознавать, что, как бы хорошо он ни чувствовал себя в ново обретённой стране разноцветных домов, здесь было небезопасно. Возможно, тёмная сущность, отравлявшая его сны в Доме Биологии, всё ещё здесь. Нужно быть осторожным. Как ни странно, Майкл не испытывал страха. Он неподвижно стоял, до предела напрягая чувства.

В этом состоянии напряженного внимания Майкл открыл в себе новую способность. Он не слышал и не видел ничего подозрительного, однако ЧУВСТВОВАЛ, что рядом кто‑то есть. Это было ощущение дискомфорта в душе – ощущение тревоги и предчувствие опасности в глубинах его существа. И всё же…

Ничего.

Он медленно развернулся и пошёл по залитой солнцем дорожке, чуть поворачивая голову влево‑вправо, чтобы слышать, что происходит позади и сразу отреагировать на любую неожиданность. И снова он задумался над этой загадкой. Что это может быть? Как может существовать какая‑то тёмная сущность в земле, исполненной любви и духовных открытий? И почему она за ним гонится? Почему о ней не хочет говорить ни один из ангелов? Да, это загадка. Но самое главное, что Майкл предупреждён и не позволит застать себя врасплох. Ощущение опасности не оставляло его, и он был начеку.

Майкл шёл весь день. Приближались сумерки, а следующего дома всё ещё не было видно. Майкл остановился, оглянулся назад и неторопливо потянулся за картой. При этом он внимательно прислушивался и поглядывал по сторонам. Взглянув на свою драгоценную карту, он с облегчением убедился, что она опять ожила и показывает его текущее положение. Точка ТЫ ЗДЕСЬ снова была на месте, и на самом краю отображённой на карте зоны был очередной дом. Он находился за ближайшим поворотом дороги. Майкл улыбнулся, спрятал карту и продолжил свой путь.

Путь к четвёртому дому занял почти целый день. Майкл понял, что дома расположены как раз на таком расстоянии друг от друга, что человеку нужно приложить некоторые усилия, чтобы добраться до очередного дома, но ночевать на улице не приходится. Это порадовало Майкла. Он чувствовал себя немного уставшим и понимал, что дело не только в физической нагрузке. Пришлось в течение многих часов оставаться начеку, и это отнимало немало сил.

Было то дивное вечернее время, когда все вещи приобретают один и тот же тёплый цвет. Дорога сделала поворот, и Майкл увидел следующий дом. Хотя на всём вокруг лежал красновато‑оранжевый отблеск угасающего дня, этот небольшой деревенский домик словно светился фиолетовым и закатные отсветы не оказывали на него ни малейшего воздействия. Майкл остановился в восторге. Никогда прежде не доводилось ему видеть такого дивного оттенка! Цвет был насыщенным, спокойным и в то же время сильным. Возникало ощущение, что строение полупрозрачно и освещено изнутри. Он вновь зашагал вперёд, вспомнив, что останавливаться тут небезопасно, – даже на таком, небольшом расстоянии от цели.

Майкл понял, что до сих пор не знал по‑настоящему, что такое красота, ибо когда ангел появился в дверях дома, у него перехватило дыхание. Никогда ему не приходилось видеть настолько прекрасное создание! Майклу даже захотелось преклонить колени в знак восхищения. Что происходит? Может быть, у него усилилось цветовосприятие? Он никогда не видел такого цвета! Майкл стоял в безмолвном благоговении, словно ребёнок, впервые увидевший рассвет. Казалось, он соприкоснулся с каким‑то волшебством. Затем раздался голос – о, что за голос!

Он был словно соткан из чистейшего умиротворения, этот шелковистый ласковый звук, наполняющий воздух вибрациями покоя, – и, несомненно, это был женский голос!

– Приветствую тебя, Майкл Томас с Чистым Намерением, – произнёс голос. – Мы тебя ждали.

Потрясённый, Майкл молчал. У него не было даже связных мыслей, которые мог бы прочесть этот ангел! Майкл был ошеломлён совершенно. Он вдруг осознал, что даже не дышит. Улыбнувшись, прекрасная сущность сказала:

– На самом деле во мне не больше женского, чем в Зелёном, Майкл. Ангелы бесполы, но при этом обладают качествами обоих биологических полов. Мой голос и внешность подобраны специально для того, чтобы ты чувствовал себя в этом доме наиболее комфортно.

Майкл не понял почти ничего из сказанного ангелом. Он уже дышал, но не знал, что сказать. Когда же заговорил, ему стало неловко за свой скрипучий голос.

– Ты просто прелесть!

Мало того что голос скрипучий, ещё и слова нашёл дурацкие. Надо же было ляпнуть этакую пошлость столь прекрасному существу! Майклом овладело смущение, как в детстве, когда впервые нужно было сказать что‑то умное взрослому человеку, а он сплоховал. Отчасти ступор был обусловлен некоторой несообразностью в облике ангела. В чертах этой сущности Майкл видел женскую мягкость, однако телом она совершенно не отличалась от остальных ангелов. Все они носили просторные ниспадающие одеяния соответствующего цвета, которые скрывали любые половые признаки. Все были очень большими… но это лицо! У фиолетовой сущности лицо было, несомненно, женским. В нём светилась доброта его мамы и бабушки и красота католической святой. Майкл вздохнул и попытался заговорить снова.

– Простите меня, пожалуйста… м‑м‑м… Фиолетовая, – Майклу показалось, что даже называть её по цвету может быть бестактно – как‑то уж слишком похоже на банальное женское имя «Виолетта». – Я не ожидал… то есть я не знал, что ангелы бывают женщинами.

Майкл немедленно пожалел, что снова открыл рот. Ещё одна глупость! Конечно же, ангелы – женщины. Разве на большинстве изображений, которые видел Майкл, они изображены не в женском обличье? Фиолетовая стояла перед ним совершено невозмутимо. Он снова заговорил:

– Я хотел сказать, что… никто из ангелов до сих пор… мне казалось, что это парни… мужчины то есть… э‑э‑э… в общем, они мужского пола.

Майклу хотелось отмотать этот эпизод назад, стереть его назад и начать сначала. Его общительность и красноречие вдруг куда‑то делись. Он не сумел даже поприветствовать эту дивную сущность, как подобает. Он снова вздохнул и беспомощно пожал плечами. Фиолетовая улыбнулась.

– Я прекрасно тебя понимаю, Майкл Томас.

Она одарила Майкла взглядом, который мог бы растопить его доспехи. Нет, речь идёт не о чувственности. В её взгляде была чистейшая материнская любовь необычайной силы. Для Майкла это было полной неожиданностью. Он словно снова увидел свою мать, – словно снова воссоединился с давно утраченной семьёй. В нём перемешались чувства радости и недоверия. Ведь на него уже очень давно никто не смотрел так! Хотелось, чтобы его обняли и приголубили. Майкл очень смутился этих мыслей, поскольку знал, что Фиолетовая может их почувствовать.

– Ты очень скоро привыкнешь ко мне, Майкл Томас, – заметила ангельская сущность. – Есть веские причины, почему я явилась тебе именно в этом облике. Не все путешественники на этой тропе видят меня такой. Ты – особый случай.

Кое‑что Майкл понял. Облик и поведение Фиолетовой подобраны специально для него. Он принял это как факт, – и все‑таки зачем нужно, чтобы он «видел» в ангеле материнский образ?

– Потому что ты это заслужил! – сказала мудрая Фиолетовая. – Не всё здесь сводится к урокам, Майкл. Есть ещё дары в награду за рост. Ты прошёл всего три дома и уже приобрёл репутацию самого выдающегося из людей, когда‑либо путешествовавших этой дорогой.

Майкл внимательно выслушал ангела, но, прежде чем придумал, как ответить на этот комплимент, Фиолетовая сделала нечто, что он не забудет никогда.

– Майкл Томас с Чистым Намерением, – сказала она тихо, – сними, пожалуйста, обувь.

Майкл повиновался. Он увидел, что у двери дома подготовлено специальное место для пары обуви, и поставил туда свои туфли. Они точно вписались в отведенное для них пространство.

– Майкл, знаешь ли ты, почему я попросила об этом? – спросила Фиолетовая.

Майкл задумался.

– Потому что земля внутри дома священна? – предположил он, вспомнив историю о Моисее и пылающем кусте.

– Если так, почему другие ангелы не просили тебя о том же?

Обдумав и этот вопрос, Майкл высказал ещё одно предположение:

– Потому что ты особый ангел?

Фиолетовая засмеялась, эта игра её явно забавляла. Майкл растерялся. Он понял, что не дал верного ответа.

– Входи, – сказала Фиолетовая, исчезая в доме.

Майкл пошёл вслед за ней. Незаконченная беседа не давала ему покоя, и он окликнул ангела:

– Фиолетовая, скажи, почему ты велела мне снять туфли?

– Ты сам объяснишь это МНЕ, Майкл, прежде чем уйёешь из этого дома, – бросила Фиолетовая, не оборачиваясь.

Майклу не нравилось, когда ангелы заставляли его долго ждать ответов, а тем более искать их самостоятельно. «Слишком уж они меня нагружают», – подумал он.

– Именно для этого ты пришёл сюда, – сказала Фиолетовая, уводя своего гостя всё дальше в дом. Майкл в очередной раз осознал, насколько глупые мысли вертятся у него в голове.

Дом Фиолетовой ничем примечательным не отличался, – в отличие от его хозяйки. Майкл осознал, что, очарованный видом ангела, совсем забыл прочесть табличку с названием дома.

– Фиолетовая, как называется твой дом? – спросил он.

Остановившись, хозяйка обернулась к Майклу и произнесла:

– Это Дом Ответственности, Майкл Томас.

На прекрасном лице Фиолетовой отразилось ожидание. Она ждала реакции. Майкл сразу понял, что попал в очередную переделку.

– Ага, – сказал он неопределённо.

Так и не дождавшись от Майкла никакой реакции, Фиолетовая пошла дальше.

Название дома озадачило Майкла. В уме начали зарождаться самые разнообразные предположения относительно того, что его здесь ждёт. «Ответственность» была одним из нелюбимых слов Майкла. В детстве его постоянно повторяли родители – причём чаще всего в негативном контексте. Позже он слышал это же слово от женщин, с которыми близко общался, – обычно в сочетании с жалобами или упреками. «Что же это такое? – думал Майкл. – Почему женщины всегда стараются меня “исправить”?» Затем в голову ему пришла совсем уж страшная мысль. Возможно, Фиолетовая явилась в женском облике с той же целью? «Ещё одна женщина, ниспосланная Богом, чтобы изменить меня? – думал он. – А что, если сам Бог – женщина? Вот ведь был бы номер!» Майкл улыбнулся, поймав себя на этих сугубо мужских мыслях. Он прекрасно понимал, что всё это совсем не так. Бог – не мужчина и не женщина. Тем не менее Майкла очень позабавили собственные рассуждения. И всё‑таки что может ожидать его в Доме Ответственности?

По пути в покои Майкла они прошли через целый лабиринт из маленьких комнаток.

– Что там? – спросил Майкл, когда они проходили мимо ряда больших двойных дверей.

– Зрительный зал, – сказала Фиолетовая, не замедляя шаг.

«Зрительный зал? – его мысли лихорадочно заметались. – Зачем нужен зрительный зал в ангельских чертогах? Мне покажут спектакль? Или кино?» Последняя мысль показалась Майклу особенно забавной. Вот смеху было бы, если бы они с Фиолетовой действительно отправились завтра утром в кино, посмотреть какой‑нибудь модный ангельский фильм. Он едва не расхохотался вслух. Фиолетовая, прекрасно знавшая мысли Майкла, тоже от души веселилась – но по другой причине.

Наконец они дошли до апартаментов Майкла. Столовая и спальня выглядели точно так же, как в других домах. В шкафу стояли тапочки его размера и прекрасные фиолетовые одежды, очевидно предназначенные для ношения в этом доме. Из соседней комнаты донёсся запах еды. На столе, как всегда, был богатейший выбор блюд. Откуда им заранее известно, когда должен прийти Майкл? И самое странное, что он никогда не видел ни одного повара или уборщика. Майкл вспомнил, какой беспорядок остался после их с Зелёным приступа веселья. Вспомнил о том, что пятна от черники не отмывались с ног несколько дней, а пол был чист уже к обеду. Словно какие‑то гномы готовят пищу, ставят её на стол и ускользают незамеченными. Ну и страна!

Майкл обернулся, подозревая, что Фиолетовая уже ушла, как это делали другие ангелы. Однако она всё ещё была в комнате.

– Всем ли ты доволен, Майкл? – спросила она.

Фиолетовая была воистину прекрасна. Этот материнский образ действовал на Майкла успокаивающе.

– Да, спасибо, – Майклу захотелось почтительно поклониться.

– Утром приступим к занятиям. Спокойной ночи, Майкл Томас с Чистым Намерением, – с этими словами Фиолетовая вышла из комнаты.

Кое‑что изменилось. Как Зелёный отступил от привычных правил и остался на крыльце, когда Майкл уходил из Дома Биологии, так и Фиолетовая только что повела себя необычно, пожелав Томасу спокойной ночи. Может быть, ангелы учатся вежливости? Перенимают правила человеческого этикета? Майкл про себя отметил разницу, но решил ни о чём не спрашивать.

Он поел, расстелил кровать и сразу же уснул. Его окружали уют, тепло и любовь. Завтра Майкла ждут новые переживания, и он не сомневался, что много узнает из уроков Фиолетовой. Ему снилось детство, родители… было хорошо.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх