Часть1. Документ 16 .3. Индивидуальность и разнообразие Главных Духов.№3

3. Индивидуальность и разнообразие Главных Духов

16:3.1

Семь Главных Духов—это существа, не поддающиеся описанию, однако каждый из них обладает явной и определенной индивидуальностью. У них есть имена, но мы решили представить их по номерам. Как первичные персонализации Бесконечного Духа, они схожи, но как первичные выражения семи возможных объединений триединого Божества они принципиально различны по своей природе, что и определяет различный характер руководства сверхвселенными. Семь Главных Духов можно описать следующим образом.

16:3.2

Первый Главный Дух. Этот Дух является особым и прямым отображением Райского Отца, своеобразным и действенным проявлением могущества, любви и мудрости Всеобщего Отца. Это близкий партнер и небесный советник главы Таинственных Наставников, возглавляющего Коллегию Личностных Настройщиков Дивинингтона. Во всех объединениях Семи Главных Духов Первый Главный Дух неизменно выступает от имени Всеобщего Отца.

16:3.3

Этот Дух возглавляет первую сверхвселенную, неизменно проявляя божественную природу, свойственную исконному олицетворению Бесконечного Духа; однако нам представляется, что он больше всего похож на Всеобщего Отца своим характером. Он постоянно поддерживает личную связь с семью Отражательными Духами в столице первой сверхвселенной.

16:3.4

Второй Главный Дух. Этот дух является адекватным отображением несравненной природы и пленительного характера Вечного Сына, первородного Сына всего творения. Он всегда поддерживает тесную связь со всеми категориями Божьих Сынов, когда бы они ни оказались в родной вселенной,—по отдельности или на своих радостных конклавах. На всех советах Семи Главных Духов он всегда представляет Вечного Сына и выступает от его имени.

16:3.5

Этот дух управляет судьбами второй сверхвселенной и правит этим обширным регионом во многом так же, как если бы на его месте был Вечный Сын. Он поддерживает связь с семью Отражательными Духами, которые находятся в столице второй сверхвселенной.

16:3.6

Третий Главный Дух. Этот Дух особенно напоминает Бесконечного Духа и направляет действия и труд многих высших личностей Бесконечного Духа. Он возглавляет их собрания и тесно связан со всеми личностями, происходящими исключительно от Третьего Источника и Центра. Когда Семь Главных Духов собираются на совет, постоянным представителем Бесконечного Духа является именно Третий Главный Дух.

16:3.7

Этот Дух отвечает за третью сверхвселенную и руководит делами своего сегмента в основном так же, как если бы это был Бесконечный Дух. Он находится в постоянной связи с Отражательными Духами, которые находятся в столице третьей сверхвселенной.

16:3.8

Четвертый Главный Дух. Унаследовав совокупную природу Отца и Сына, этот Главный Дух оказывает решающее влияние при определении стратегии и методов Отца-Сына в советах Семи Главных Духов. Этот Дух является главным руководителем и советником тех восходящих существ, которые достигли Бесконечного Духа и тем самым стали кандидатами на встречу с Сыном и Отцом. Он опекает огромную группу личностей, происходящих от Отца и Сына. Когда возникает необходимость представлять Отца и Сына в собрании Семи Главных Духов, слово берет именно Четвертый Главный Дух.

16:3.9

Этот Дух опекает четвертый сегмент большой вселенной согласно своему особому сочетанию атрибутов Всеобщего Отца и Вечного Сына. Он поддерживает постоянную личную связь с Отражательными Духами столицы четвертой сверхвселенной.

16:3.10

Пятый Главный Дух. Эта божественная личность, в которой в совершенстве слились черты Всеобщего Отца и Бесконечного Духа, является советником огромной группы существ, известных как управляющие энергией, энергетические центры и физические регуляторы. Этот Дух также опекает все личности, происходящие от Отца и Совместного Вершителя. В советах Семи Главных Духов, когда дело касается объединенного отношения Отца и Духа, слово неизменно берет Пятый Главный Дух.

16:3.11

Характер управления этого Духа делами пятой сверхвселенной представляет объединенное действие Всеобщего Отца и Бесконечного Духа. Он постоянно поддерживает связь с Отражательными Духами, которые находятся в столице пятой сверхвселенной.

16:3.12

Шестой Главный Дух. Это божественное существо представляется отображением объединенных черт Вечного Сына и Бесконечного Духа. Всякий раз, когда в центральной вселенной собираются создания, сотворенные совместно Сыном и Духом, их советником выступает именно этот Главный Дух; и каждый раз, когда в советах Семи Главных Духов возникает необходимость представить совместное отношение Вечного Сына и Бесконечного Духа, эту функцию выполняет именно Шестой Главный Дух.

16:3.13

Этот Дух управляет делами шестой сверхвселенной в основном так же, как это делали бы Вечный Сын и Бесконечный Дух. Он поддерживает постоянную связь с Отражательными Духами столицы шестой сверхвселенной.

16:3.14

Седьмой Главный Дух. Возглавляющий седьмую сверхвселенную Дух является особым и адекватным отображением Всеобщего Отца, Вечного Сына и Бесконечного Духа. Седьмой Дух—советник, опекающий всех существ триединого происхождения,—является также советником и руководителем всех восходящих паломников Хавоны, тех скромных существ, которые достигли небесных обителей благодаря объединенной опеке Отца, Сына и Духа.

16:3.15

Седьмой Дух не является органическим представителем Райской Троицы; однако известно, что его личностная и духовная сущность есть исполненное Совместным Вершителем отображение в равной пропорции трех бесконечных лиц, чей союз Божеств является Райской Троицей и чьи функции как таковые являются источником личностной и духовной природы Бога-Высшего. Поэтому Седьмой Главный Дух обнаруживает личностную и органическую взаимосвязь с духовным лицом формирующегося Высшего. В силу этого в тех случаях, когда в небесных советах Главных Духов появляется необходимость передать совокупное личное отношение Отца, Сына и Духа или выразить духовное суждение Высшего Существа, это делает именно Седьмой Главный Дух. Так в силу своей сущности он становится главой Райского совета Семи Главных Духов.

16:3.16

Ни один из Семи Духов не является органичным представителем Райской Троицы, но когда они объединяются в семичастное Божество, их союз—в аспекте божества, а не в личностном аспекте—соответствует функциональному уровню, который напоминает функции Троицы. В этом смысле «Семичастный Дух» способен функционально объединяться с Райской Троицей. В этом же смысле Седьмой Главный Дух иногда выступает в подтверждение отношения Троицы или, точнее, действует в качестве такого представителя, который выражает отношение союза Семичастного Духа, касающееся отношения союза Тройственного Божества—отношения Райской Троицы.

16:3.17

Таким образом, Седьмой Главный Дух обладает широким функциональным диапазоном—от объединенного отображения индивидуальных характеров Отца, Сына и Духа и представления индивидуального отношения Бога-Высшего до раскрытия божественного отношения Райской Троицы. В некоторых отношениях этот руководящий Дух в равной мере выражает отношения Предельного и Высшего-Предельного.

16:3.18

Именно Седьмой Главный Дух, с его разносторонностью, лично содействует прогрессу восходящих кандидатов из миров времени, пытающихся постигнуть единое Божество Верховности. Это постижение предполагает осознание экзистенциального полновластия Троицы Верховности в таком согласовании с концепцией возрастающего эмпирического полновластия Высшего Существа, чтобы позволить созданию осмыслить единство Верховности. Осознание созданием трех этих факторов соответствует хавонскому пониманию реальности Троицы и в итоге наделяет паломников времени способностью проникнуть в Троицу, открыть три бесконечных лица Божества.

16:3.19

Неспособность пребывающих в Хавоне паломников до конца открыть Бога-Высшего восполняется Седьмым Главным Духом, чья триединая природа столь характерно раскрывает духовное лицо Высшего. Ввиду невозможности установления связи с личностью Высшего в течение нынешней вселенской эпохи, Седьмой Главный Дух выполняет функции Бога восходящих созданий в вопросах личных взаимоотношений. Он является именно тем высшим духовным существом, которое не могут не узнать и отчасти понять все восходящие создания, достигающие центров блаженства.

16:3.20

Этот Главный Дух находится в постоянной связи с Отражательными Духами Уверсы—столицы седьмой сверхвселенной, нашего собственного сегмента творения. Его руководство Орвонтоном раскрывает удивительную симметрию согласованного сочетания божественных характеров Отца, Сына и Духа.

Источник ➝

Джо Диспенза Развивай свой мозг. Как перенастроить разум и реализовать собственный потенциал Сила подсознания – Глава 2. Стр. 27-31

Развивай свой мозг. Как перенастроить разум и реализовать собственный потенциал

Глава 2.

На спине гиганта.

Мы должны перемещаться с помощью разума… для того, кто обуздал его, разум становится величайшим другом; но для того, кто не сумел этого, разум будет оставаться величайшим врагом.

Бхагавад‑гита

 

Есть такое выражение: «разум сильней обстоятельств», – означающее преодоление каких‑то трудностей. Его вполне можно применить к моему восстановлению после той аварии, о чём я рассказал в главе 1.

Как правило, люди используют это выражение, не особо вдумываясь в его смысл, – оно подразумевает, что кто‑то решил сделать что‑то и не поддался расхожим мнениям или трудностям, препятствовавшим в достижении поставленной цели.

Это требует усилия воли. Вероятно, вы полагаете, что способны в определённых обстоятельствах использовать эту способность ума вызывать изменения на физическом, ментальном или эмоциональном уровнях.

Например, предположим, что в детстве вы боялись высоты. И вы с друзьями пошли в поход, а рядом с вашим лагерем было озеро со скалистыми берегами. Все другие развлекались от души, прыгая и ныряя с утеса в воду. Вы же спокойно плавали в озере, приятно холодившем кожу, пока кто‑то – вероятно, один из ваших старших друзей или родных – не указал всем на то, что вы единственный так и не совершили «прыжок веры». И все, вплоть до самого младшего из вашей компании, принялись вас дразнить. В итоге вас выводит из себя их подзуживание и брызги воды вам в лицо, и вы выходите на берег и плететесь на скалистый утёс.

Солнце жжёт вам плечи, ветер холодит кожу до мурашек, и вы стоите моргая, когда вода с волос затекает в глаза. А ваш разум точно мечется в клетке и кричит: «Ни за что». Зубы у вас стучат так, что дрожит нижняя челюсть, и вы невольно отшагиваете назад от края утёса. Крики и свист ваших друзей усиливаются. Вы смотрите на них с высоты, и вдруг ваш главный мучитель превращается в вашего главного болельщика, и его «Ну, давай» воспринимается уже не как насмешка, а как мантра. У вас в крови бурлит адреналин, заставляя мошонку сжиматься, а колени дрожать от напряжения, вы срываетесь с места и летите с утеса в пустоту.

Вы всплываете, отплевываясь и издаёте победный клич, зная, что внутри вас произошла некая кардинальная перемена. Все сомнения, страхи и неопределённости остались позади. Они остались там, на утесе, и испарились точно ваши следы. Все воображаемые ужасы рассеялись, и на их месте возникла новая, более позитивная реальность.

Я привел этот типичный пример не случайно. В буквальном и переносном смысле многих людей удерживает что‑то от того, чтобы достичь высот своего бытия, что‑то такое, что не даёт им испытать свободу и восторг от жизни, не скованной страхами или сомнениями.

Я уверен, что в какой‑то момент у вас в жизни была такая ситуация, когда вы сумели пересилить обстоятельства с помощью разума. Я испытал такое несколько раз. Но ни один подобный случай не идёт ни в какое сравнение с моим восстановлением после травмы, полученной в ходе соревнований по троеборью. Я всегда был заинтересован в преодолении себя, в улучшении, и меня завораживал потенциал человеческого разума и организма. И особенно меня занимало то, что бывает тогда, когда разум и тело действуют заодно. Конечно, я знал, что разум и тело связаны, но меня всегда волновал вопрос, кто играет главную роль. Кто из них командует парадом? Суждено ли нам быть жертвами некоторых заболеваний и недугов тела и разума потому, что таковы наши гены? Должно ли наше самочувствие зависеть от капризов окружающей среды?

Введение к изменению.

После того как я испытал на себе силу совместной работы разума и тела, меня стало одолевать любопытство относительно других людей, переживших нечто подобное. Я знал, что многие бросали вызов традиционной медицинской мудрости и до меня, и мне хотелось изучить эту концепцию исцеления более полно. Мне не пришлось ждать слишком долго, чтобы найти подходящих людей для своего неформального исследования.

Дин: подмигнул и кивнул.

Когда я впервые увидел Дина у себя в приёмной, он улыбнулся мне и подмигнул. У него на лице были две опухоли размером с большой лимон. Одна под подбородком справа, а другая на лбу слева. Во время моего осмотра Дин объяснил, что у него была лейкемия. Я спросил его, какие препараты и терапию он применял, чтобы держать заболевание под контролем. «Никаких, никогда», – ответил он. Я продолжал осмотр, пытаясь сфокусироваться на своих действиях, и мне хотелось задать ему десятки вопросов. Я сумел излечиться от травмы, но здесь картина была явно иной. Лейкемия, особенно миелоидный лейкоз в тяжёлой форме, если её не лечить, была изнурительным и болезненным заболеванием. Это была не травма, от которой тело могло восстановиться само со временем, вроде сломанной кости.

Врачи, обследовавшие Дина, дали ему полгода жизни. И прямо тогда, как сказал мне Дин, он дал себе обещание увидеть, как его сын окончит школу. Этот жизненно важный момент произошел 25 лет назад. Теперь, улыбаясь мне через стол, Дин объявил, что через несколько месяцев собирается на школьный актовый день своего внука. Я слушал его в изумлении.

После нашей первой встречи Дин заходил ко мне в офис ещё пару раз. И однажды, окончив очередное обследование, я всё же спросил его:

– Так как вам это удалось? Вы должны были умереть 24 года назад, но всё ещё живы – без лекарств, без операций, без терапии. В чём ваш секрет?

Дин широко улыбнулся, перегнулся ко мне через смотровую кушетку, указал себе на лоб и произнес:

– Нужно просто принять решение!

Он крепко пожал мне руку, повернулся к выходу и ещё раз подмигнул.

Шейла: прошлое как предпосылка и проклятие.

Шейла страдала от множества изнурительных симптомов, включая тошноту, лихорадку, запор и сильную боль в области живота. Ей поставили диагноз «хронический дивертикулит» – воспалительный процесс в дивертикулах, маленьких полостях, образующихся из‑за выпячивания стенки кишки. И хотя Шейле была назначена медикаментозная терапия, приступы случались всё чаще, и боль только усиливалась.

Однажды Шейла узнала о связи между нездоровыми эмоциями и физическими недугами, и это заставило ее взглянуть на свою жизнь под новым углом. Уже будучи взрослой женщиной старше тридцати лет, Шейла считала себя жертвой детской травмы. Её родители развелись, когда она была совсем юной. Её воспитывала мать, которая много работала, и Шейла большую часть времени проводила одна. Она росла, лишённая многих материальных благ, которыми пользовались другие дети, и почти не участвовала во всевозможных мероприятиях со своими ровесниками, отчего чувствовала себя ущемлённой.

Когда Шейла решила присмотреться к своим эмоциям, ей пришлось признать, что их нельзя было назвать здоровыми. День за днём в течение 20 лет она жила с негативными мыслями и высказываниями о своём тяжёлом детстве и никогда не могла сделать чего‑то достойного или приносящего ей удовлетворение. Она постоянно напоминала себе, что ее существование было пустым, что она никогда ничего не изменит и за все неудачи в своей жизни надо винить родителей. Теперь же она осознала, что все эти годы ее мысли были полны причитаний, обвинений, оправданий и жалоб. Поскольку медикаментозная терапия не принесла устойчивого улучшения, Шейла стала рассматривать возможность того, что недомогания могли быть следствием её недовольства своими родителями. Она вспомнила обо всех людях и ситуациях в своей жизни, которые заставляли её думать и вести себя как жертва, и признала, что сама использовала этих людей и обстоятельства, чтобы оправдать своё нежелание как‑то меняться.

Постепенно, через постоянное внимание к себе и тренировку воли, Шейла сумела побороть прежние паттерны мышления и чувств, связанные с этими повторяющимися, вызывающими ощущение жертвы мыслями. Она смогла отказаться от той части своей личности, которая была связана с негативными мыслями о детстве, и простила своих родителей. У Шейлы больше не было причин для страданий, и она стала счастливым человеком.

Её самочувствие стало улучшаться. И через короткое время все физические симптомы, связанные с её недомоганием, исчезли. Шейла излечилась от хронического недуга. Но что ещё более важно, она также освободилась из темницы своей личности.

В поисках сходства.

Вот уже семь лет я занимаюсь изучением таких случаев, когда люди переживают спонтанные ремиссии и излечиваются от серьёзных заболеваний. Информация, собранная мной, а также истории, рассказанные этими людьми, поистине поразительны. Среди прочих можно отметить значительные клинические изменения при таких патологических состояниях, как доброкачественные и злокачественные новообразования, сердечно‑сосудистые заболевания, диабет, заболевания дыхательных путей, артериальная гипертензия, высокий уровень холестерина в крови, варикозное расширение вен, заболевания щитовидной железы, проблемы с зубами и пародонтит, слабое зрение, мышечно‑скелетные боли и редкие генетические расстройства, перед которыми медицина бессильна.

Эти мужчины и женщины излечились после того, как им не смогли помочь ни традиционные, ни альтернативные методы. Каждый из этих людей сам излечил своё тело. Изучая эти примеры из практики в терапевтической перспективе, я не мог обнаружить никаких общих, устойчивых поведенческих факторов, которые могли бы объяснить все эти выздоровления.

Всевозможные терапевтические методы, которые они испробовали, воздействовали на патологию до некоторой степени, но не могли устранить полностью. Например, некоторые из этих людей проходили курсы лучевой и/или химиотерапии, но опухоль не исчезала или уменьшалась ненадолго и возвращалась в скором времени. Другие подвергались обычным или экспериментальным хирургическим операциям, что несколько облегчало симптомы заболевания, но не решало проблемы полностью. Многие принимали лекарства по несколько лет, например от высокого артериального давления, без значительных или продолжительных изменений. Некоторые пациенты принимали участие в клинических испытаниях новых лекарственных препаратов, но и это им не помогало. Ни витамины, ни особые диеты не возвращали им здоровья. Кто‑то сообщал, что голодание несколько облегчило симптомы, но не принесло устойчивого результата. Альтернативные методы терапии также были безуспешны. В некоторых случаях людям помогали снизить стресс психологические консультации, но их заболевания от этого не проходили.

Многие из этих людей прекратили всякое лечение, когда поняли, что оно не приносит им пользы. Другие вообще не прибегали к медицинской или альтернативной помощи. Так что же эти в прошлом больные люди сделали такого, что привело их к выздоровлению?

Проанализировав информацию, собранную в ходе множества интервью с такими людьми, я стал подозревать, что с научной точки зрения эти спонтанные излечения являлись чем‑то большим, нежели просто большой удачей. Если что‑то случается единовременно, мы называем это случайностью. Если же такие же события случаются снова без очевидной причины, мы можем назвать это совпадением (второй случайностью) – удивительным сочетанием двух событий, произошедших, казалось бы, по чистой случайности, однако словно бы имеющих причинно‑следственную связь.

Но если события одного того же типа происходят в третий, четвертый или даже пятый раз, мы должны исключить возможность случайного совпадения. Должно происходить что‑то последовательное для возникновения таких повторяющихся событий. В свете таких повторений мы можем сделать вывод, что для всякого следствия должна иметься причина. Предположив, что здесь может иметься причинно‑следственная связь, я задумался: если эффект, о котором мы здесь говорим, это спонтанное выздоровление, то что же было причиной физических изменений у всех этих людей?

Я начал рассуждать – поскольку эти люди не могли приписать своё выздоровление какой‑либо терапии, направленной на их тело, тогда, возможно, какой‑то внутренний процесс в их разуме и мозге вызвал эти клинические изменения. Мог ли разум действительно обладать такой силой?

Большинство врачей признают, что отношение пациента влияет на результат лечения.

Могло ли быть так, что для этих людей излечение от болезни наступило единственно благодаря тому, что они изменили свой разум?

Я также размышлял о том, существовало ли научно подтверждаемое соотношение между тем, что последовательно происходило в этих практических примерах, и человеческим разумом. Если применить научный метод к оценке подобных случаев, сможем ли мы обнаружить некий процесс, имевший место в разуме человека – и следовательно, в самих тканях мозга, – вызвавший эти излечения? И можем ли мы повторять этот процесс, достигая того же эффекта? Поможет ли изучение спонтанных излечений приоткрыть научные законы, которые могли бы объяснить отношения между разумом и телом?

Заинтригованный знакомством со Школой просветления Рамты (RSE, см. главу 1) и концепцией «разум сильней обстоятельств», составлявшей основу её учения, я взял эти вопросы за точку отсчета в моем деле изучения спонтанных ремиссий и излечений и их возможного отношения к работе разума. Я был предрасположен считать, что такая взаимосвязь существует, поскольку понимал, что это действительно вполне возможно – чтобы разум мог излечить тело от любой патологии. На самом деле часть людей, у которых я брал интервью за все эти годы, были студентами RSE, и они знали из учебного курса, как излечить свое тело.

Природа чудесного.

В некоторых случаях мне было сложно принять реальность исцелений. Однако такие случайности/совпадения были известны в истории с глубокой древности. В прошлом подобные события обычно объясняли через религиозные верования той или иной культуры. Возьмём ли мы христианские рукописи, буддийские тексты, исламские священные писания, египетские дощечки с надписями или иудейские свитки – во всех цивилизованных культурах верили в спонтанное восстановление здоровья и сообщали о таких случаях.

Во все века, когда происходило что‑то, выходившее за рамки современного научного понимания в данном обществе, люди часто называли то или иное событие «чудом». Чудо, согласно Международному словарю Уэбстера, является «проявлением экстраординарного события в физическом мире, которое превосходит все известные человеческие и природные силы и приписывается какой‑либо сверхъестественной причине».

Если заглянуть в историю, мы увидим, что события получали статус чудесных, когда они выходили за границы мирских верований в той или иной культуре и за рамки её социальных, научных и политических общепринятых норм. Представьте, что человек выпрыгивает из самолёта, его парашют раскрывается, и он благополучно приземляется на поле. Это казалось бы чудом еще два века назад. Подобно другим недоступным пониманию событиям современности, это было бы приписано действию или вмешательству сверхъестественной силы – божественной или демонической.

Вернёмся в наше время. У женщины обнаруживают смертельное заболевание, и врачи говорят ей, что она проживёт не больше полугода. По прошествии полугода она приходит к своему врачу на обследование. Врач осматривает её и проводит серию диагностических тестов, включая передовые методы визуализации внутренних процессов. И к своему удивлению, он не находит никаких клинических симптомов заболевания. По всем объективным признакам, пациент выздоровел.

Если обозначить такое излечение как чудо, можно не заметить его подлинной глубины.

Как только общество начинает понимать причины, процессы и эффекты какого‑то события, оно больше не приписывает ему сверхъестественного происхождения.

Мифология и фольклор всегда служили этой цели – они предлагают объяснение природных явлений. В каждой культуре имеется, к примеру, свой миф о сотворении, и многие культуры, христианские и нехристианские, рассказывают историю потопа. Сегодня мы понимаем, что наша неспособность объяснить то или иное происшествие может происходить от недостатка знаний, личных и общекультурных. Многие события, которые считались чудесными, теперь мы называем природными. Так существует ли правдоподобное объяснение спонтанным излечениям?

Чудесное имеет любопытное свойство. Человек, нацеленный на так называемый чудесный жизненный опыт, исследующий идеи, лежащие за пределами верований современного общества, может обоснованно восприниматься как действующий вопреки медицинским, общественным или даже религиозным нормам. Представьте, что человеку диагностируют высокое артериальное давление и повышенный уровень холестерина. Врач прописывает ему лечение, возможно включающее приём лекарств, диетические ограничения, лечебную гимнастику и различные «можно» и «нельзя». Если человек ответит: «Спасибо, док, но я сам с этим справлюсь», врач, вполне вероятно, посчитает, что такой пациент рискует своим здоровьем, не следуя стандартной процедуре лечения. Всякому, кто имеет надежду на чудесное разрешение проблем в своей жизни, с большой вероятностью придётся штурмовать крепость общепринятых верований и идти на риск того, что его посчитают заблуждающимся, неразумным, фанатичным или даже безумным.

Но если бы существовал способ понять все эти «как» и «почему» так называемых чудесных исцелений, тогда бы ищущие их больше не считались безрассудными или психически нестабильными людьми. Если бы мы сумели получить доступ к информации о том, как развить в себе это умение и применять это знание на себе, практикуя особый научный подход, тогда наши усилия по достижению чудесных результатов встретили бы не противостояние, а поддержку.

Популярное в

))}
Loading...
наверх