На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Юрий Ильинов
    Хорошо. Элличку уважим. Ведь мы тут все свои. У меня тут 4 сайта. Пожалуйста, можете брать без ссылок.ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ВО...
  • Надежда Яблокова
    Я почти не бываю на сайтах Мир тесен, читаю только о событиях на Украине. Попался в рекламе этот текст и прочитала. И...ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ВО...
  • Юрий Ильинов
    Извиняюсь Надежда. Я Вас перепутал. Успехов и процветания "Познай себя"! Хороший сайт. Прочные знания. "Галактика" - ...ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ВО...

Книга Урантии. Документ 182 В Гефсимании. Часть 4, глава 3

3. Один в Гефсимании

182:3.1 (1968.2) Когда всё в лагере замерло и стихло, Иисус, взяв с собой Петра, Иакова и Иоанна, поднялся в расположенную неподалеку лощину, куда он часто уходил для молитвы и духовного общения. Трое апостолов не могли не заметить, что он чрезвычайно подавлен. Никогда прежде они не видели своего Учителя столь удручённым и печальным.

Когда они прибыли к месту, где он обычно молился, он попросил трёх апостолов остаться здесь и бодрствовать, а сам отошёл на расстояние брошенного камня помолиться. И, упав лицом на землю, он молился: «Отец мой, я пришёл в этот мир исполнить твою волю, и я её исполнил. Я знаю, что пришло время расстаться с моей жизнью во плоти, и я не уклонюсь от этого, но мне хотелось бы знать, желаешь ли ты, чтобы я испил эту чашу. Пошли мне подтверждение, что моя смерть снискает твоё благоволение так же, как и моя жизнь».

182:3.2 (1968.3) Некоторое время Учитель оставался в молитвенной позе, после чего, вернувшись к трём апостолам, он нашёл их спящими мёртвым сном, ибо их глаза отяжелели и они не смогли продолжать бодрствовать. Разбудив их, Иисус сказал: «Что я вижу! Неужели вы не могли один час продержаться со мной? Разве вы не видите, что душа моя скорбит безмерно, скорбит смертельно и что я жажду вашего дружеского участия?» Когда все трое проснулись, Учитель вновь удалился и, пав на землю, вновь начал молиться: «Отец, я знаю, что можно миновать эту чашу, – для тебя всё возможно, – но я пришёл исполнить твою волю, и хотя эта чаша горька, я выпью её, если такова твоя воля». И после этой молитвы могущественный ангел опустился возле него и, заговорив с ним, коснулся и укрепил его.

182:3.3 (1968.4) Когда Иисус вернулся, чтобы поговорить с тремя апостолами, он вновь увидел, что они спят глубоким сном. Он разбудил их со словами: «В такой час вы нужны мне, чтобы бодрствовать и молиться со мной, – тем более вам нужно молиться, чтобы не впасть в искушение, – так почему же вы засыпаете, когда я покидаю вас?»

182:3.4 (1968.5) И затем, в третий раз, Учитель удалился для молитвы: «Отец, ты видишь моих спящих апостолов; будь милостив к ним. Дух действительно бодр, но плоть немощна. А теперь, Отец, если не миновать мне этой чаши, я готов выпить её. Пусть свершится твоя воля, а не моя». И закончив молиться, он некоторое время оставался распростёртым на земле. Когда он поднялся и вернулся к своим апостолам, он вновь застал их спящими. Он внимательно посмотрел на них и, взмахнув сочувственно рукой, ласково сказал: «Спите и набирайтесь сил. Время решения прошло. Настал час, когда Сын Человеческий будет предан в руки своих врагов». Наклонившись, он разбудил их и сказал: «Пойдёмте назад, в лагерь, ибо приблизился предающий меня, и настал час, когда мои овцы будут рассеяны. Но я уже говорил вам о том».

182:3.5 (1968.6) В течение тех лет, пока Иисус жил среди своих последователей, они действительно не раз убеждались в его божественности. Теперь же их ожидало новое подтверждение его человечности. Перед величайшим раскрытием его божественной сущности, воскресением, должно произойти величайшее подтверждение его смертной сущности – унижение и распятие.

182:3.6 (1969.1) Когда Иисус молился в саду, его человеческое начало всё больше приближалось к овладению – через веру – его божественностью; его человеческая воля ещё полнее сливалась с божественной волей его Отца. Среди слов, сказанных ему могущественным ангелом, было сообщение о том, что Отец желает, чтобы его Сын завершил своё земное посвящение, пройдя через уготованный созданиям опыт смерти точно так же, как и все смертные создания, вынужденные претерпеть материальное разрушение при переходе от существования во времени к развитию в вечности.

182:3.7 (1969.2) Ранее вечером эта чаша не казалась столь горькой, но когда Иисус-человек простился со своими апостолами и отправил их отдыхать, испытание стало более ужасным. Иисус претерпевал ту быструю смену настроения, которая обычна для всякого человеческого переживания, и сейчас он представлял собой уставшего человека, измождённого долгими часами напряжённого труда и мучительного беспокойства за безопасность своих апостолов. Хотя ни одно смертное создание не может рассчитывать на то, чтобы понять мысли и чувства воплощённого Сына Божьего в такое время, мы знаем, что он испытывал огромную скорбь и страдал от несказанных мучений, ибо пот градом катился по его лицу. Он окончательно убедился в том, что Отец решил не противодействовать естественному ходу событий; Иисус был полон решимости не прибегать к каким-либо из своих возможностей властелина, верховного главы своей вселенной, ради собственного спасения.

182:3.8 (1969.3) Огромное воинство обширного творения парило над этой сценой под врéменным объединённым управлением Гавриила и Личностного Настройщика Иисуса. Групповые командиры этих небесных армий неоднократно получали предупреждения не вмешиваться в ход событий на земле, если соответствующий приказ не поступит от самого Иисуса.

182:3.9 (1969.4) Расставание с апостолами легло тяжким грузом на человеческое сердце Иисуса. Муки любви овладели им, сделав ещё более трудным ожидание той смерти, которая, как он хорошо знал, была уготована ему. Он осознавал, сколь слабыми и невежественными были его апостолы, и он боялся оставить их. Он прекрасно понимал, что настало время уйти, но его человеческое сердце стремилось понять, нет ли какой-нибудь допустимой возможности избежать этих ужасных страданий и мук. И когда его сердце попыталось найти такой выход и не смогло этого сделать, оно было готово выпить чашу. Божественный разум Михаила знал, что он дал двенадцати апостолам всё, что мог. Однако человеческое сердце Иисуса желало сделать для них больше, прежде чем оставить их одних в мире. Сердце Иисуса было разбито; он истинно любил своих собратьев. Он был оторван от своей семьи во плоти; один из его избранных товарищей предаёт его. Народ его отца Иосифа отверг его и тем самым поставил крест на своей особой земной миссии. Муки непринятой любви и отвергнутого милосердия терзали его душу. Это было одним из тех жутких мгновений, когда человеку кажется, что всё рушится с сокрушающей жестокостью и ужасными мучениями.

182:3.10 (1969.5) Человеческая сущность Иисуса не осталась безучастной к ситуации личного одиночества, публичного позора и внешнего поражения его дела. Все эти чувства обрушились на него с неописуемой силой. Охваченный огромной скорбью, его разум вернулся к детству в Назарете и раннему труду в Галилее. Во время этого великого испытания в его сознании ожили многие милые сердцу сцены земного служения. Именно в этих воспоминаниях о прежних временах в Назарете, Капернауме, на горе Ермон, о восходах и заходах солнца на мерцающем Галилейском море черпал он своё утешение и укреплял своё человеческое сердце, готовясь к встрече с изменником, которому предстояло так скоро предать его.

182:3.11 (1970.1) До прибытия Иуды и солдат Учитель полностью восстановил своё обычное самообладание. Дух одержал победу над плотью. Вера утвердилась над всеми человеческими склонностями к страху или сомнению. Высшее испытание – исчерпывающее постижение человеческого естества – было успешно выдержано. В очередной раз Сын Человеческий был готов встретить врагов с хладнокровием и полной уверенностью в своей непобедимости смертного человека, безраздельно преданного исполнению воли своего Отца.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх