Свежие комментарии

  • Сергей
    БЛАГОДАРЮ!Книга Урантии. Д...
  • Irina Karamysheva (Карамышева)
    Очень познавательно и интересно! Благодарю!Что такое душа. У...
  • Irina Karamysheva (Карамышева)
    Благодарю! Особенно понравилось выражение : "Вся наша Жизнь - это приучение себя к высоким потокам Энергии и истинног...ЭНЕРГИЯ ДНЯ 22 и...

Книга Урантии. Документ 139 Двенадцать апостолов. Часть 4, глава 2

Книга Урантии.  Документ 139 Двенадцать апостолов. Часть 4, глава 2

2. Симон Пётр

139:2.1 (1550.4) Когда Симон присоединился к апостолам, ему было тридцать лет. Он был женат, имел трёх детей и жил в Вифсаиде, неподалеку от Капернаума. Он жил с братом Андреем и матерью своей жены. Как Пётр, так и Андрей занимались рыболовством вместе с сыновьями Зеведея.

139:2.2 (1550.5) Учитель был знаком с Симоном в течение некоторого времени до того, как Андрей представил своего брата в качестве второго из апостолов. Когда Иисус назвал Симона Петром, он сделал это с улыбкой; это имя должно было стать чем-то вроде прозвища. Все друзья Симона прекрасно знали, насколько неровным и импульсивным было его поведение. Правда, впоследствии Иисус действительно вложил в это данное в шутку прозвище новый и важный смысл.

139:2.3 (1550.6) Симон Пётр был импульсивным человеком, оптимистом. Он вырос, разрешая себе свободно предаваться сильным эмоциям. Он постоянно попадал в трудные ситуации, ибо упорно продолжал говорить, не подумав. Такая разновидность беспечности приносила постоянные неприятности всем его друзьям и товарищам и являлась причиной многих мягких порицаний со стороны Учителя. Единственное, что спасало Петра от ещё бóльших неприятностей из-за его неосторожных речей, было то, что он рано научился обсуждать многие свои планы и замыслы с братом Андреем, прежде чем решался публично высказать свои предложения.

139:2.4 (1550.7) Пётр был хорошим оратором, красноречивым и выразительным. Кроме того, он являлся прирождённым и вдохновенным лидером, сообразительным, хотя не глубокомысленным человеком. Он задавал много вопросов – больше, чем все остальные апостолы вместе взятые, – и хотя большинство его вопросов являлись удачными и уместными, многие из них были пустыми и глупыми. Петр не обладал глубоким умом, однако он хорошо знал, чего хочет; поэтому ему были свойственны быстрые решения и внезапные поступки. Пока остальные, увидев Иисуса на берегу, в изумлении говорили об этом, Пётр прыгнул в воду и поплыл к берегу, чтобы поприветствовать Учителя.

139:2.5 (1551.1) Той чертой Иисуса, которая больше других восхищала Петра, была его божественная доброта. Пётр никогда не уставал поражаться терпимости Иисуса. Он не забывал урока о прощении грешника – не до семи, а до семидесяти семи раз. В мрачные и безрадостные дни, наступившие после его бездумного и неумышленного отречения от Иисуса во дворе у первосвященника, он много думал о том впечатлении, которое произвёл на него великодушный характер Учителя.

139:2.6 (1551.2) Симону Петру были свойственны мучительные колебания. Он мог бросаться из одной крайности в другую. Сначала он отказался от того, чтобы Иисус омыл его ноги, а затем, услышав ответ Учителя, начал упрашивать его, чтобы тот омыл его с головы до ног. И всё же Иисус знал, что недостатки Петра идут от ума, а не от сердца. Он представлял собой одно из самых непостижимых сочетаний отваги и трусости, которые когда-либо встречались на земле. Сильнейшей чертой его характера была преданность, дружба. Пётр действительно и искренне любил Иисуса. И тем не менее, несмотря на могучую силу его ревностного служения, он был столь неустойчивым и непостоянным, что позволил насмешкам служанки довести его до отречения от своего Господа и Учителя. Пётр мог вынести преследования и любую другую форму прямого оскорбления, но он сникал и пасовал перед насмешками. Он был храбрым воином при лобовой атаке, но превращался в дрожащего от страха труса при нападении с тыла.

139:2.7 (1551.3) Пётр был первым из апостолов Иисуса, выступившим в защиту деятельности Филиппа среди самаритян и Павла среди иноверцев. Однако позднее, в Антиохии, столкнувшись с издевками ортодоксальных иудеев, он полностью изменил свёе отношение к язычникам и на время покинул их, чем только навлёк на себя бесстрашное осуждение Павла.

139:2.8 (1551.4) Первым среди апостолов он всецело признал в Иисусе соединение человеческого и божественного начал и первым, не считая Иуды, отрёкся от него. Пётр был не столько мечтателем, сколько человеком, не желавшим спускаться вниз с облаков самозабвения, расставаться с восторженным увлечением внешней эффектностью и возвращаться в будничный и прозаичный мир реальности.

139:2.9 (1551.5) Идя за Иисусом, Пётр – буквально и фигурально – либо возглавлял процессию, либо плёлся в хвосте – «следуя на расстоянии». Однако из всех двенадцати он был самым выдающимся проповедником; не считая Павла, он сделал больше любого другого человека для установления царства и в течение жизни одного поколения направил посланников царства во все концы света.

139:2.10 (1551.6) После своих опрометчивых отречений от Учителя он пришёл в себя и, под благожелательным и чутким руководством Андрея, первым вернулся к рыболовным сетям, пока остальные апостолы мешкали, пытаясь выяснить, чтó произойдёт после распятия. Когда он окончательно убедился в том, что Иисус простил его, и узнал, что Учитель снова принял его в свои ряды, огонь царства вспыхнул в его душе с такой силой, что он превратился в великий и спасительный свет для тысяч людей, пребывавших во тьме.

139:2.11 (1551.7) Покинув Иерусалим, Пётр много путешествовал. Прежде чем Павел стал ведущей духовной силой среди христианских церквей языческого мира, Пётр посетил все церкви от Вавилона до Коринфа, побывав с проповедями и во многих церквах, основанных Павлом. Хотя Пётр и Павел существенно отличались по своему темпераменту и образованию – и даже по теологии, – в последующие годы они дружно трудились над укреплением церквей.

139:2.12 (1552.1) Некоторые элементы стиля и учений Петра отражены в проповедях, частично записанных Лукой, а также в Евангелии Марка. Более верным отражением его энергичного стиля является письмо, известное как Первое Послание Петра; по крайней мере, это было так до того, как оно было изменено одним из учеников Павла.

139:2.13 (1552.2) Однако Пётр упорствовал в своей ошибке, пытаясь убедить евреев в том, что Иисус всё же являлся действительным и истинным еврейским Мессией. До самой смерти Симон Пётр страдал превратными представлениями об Иисусе, путая идеи еврейского Мессии – Христа как всемирного искупителя – и Сына Человеческого как откровения Бога, любящего Отца всего человечества.

139:2.14 (1552.3) Жена Петра была очень способной женщиной. Многие годы она успешно трудилась в составе женского корпуса, а когда Пётр был изгнан из Иерусалима, она сопровождала его во всех его путешествиях к церквам, равно как и во время его миссионерских поездок. И в тот день, когда её прославленный муж расстался с жизнью, она была брошена диким зверям на арене в Риме.

139:2.15 (1552.4) Так этот человек, близкий друг Иисуса и один из членов его ближнего круга, отправился в мир из Иерусалима и, пока не пробил его смертный час, со всей мощью и величием продолжал свёе служение, возвещая благую весть царства. И он посчитал за высокую честь, когда его пленители сообщили ему, что он должен умереть такой же смертью, как и его Учитель, – на кресте. Так Симон Пётр был распят в Риме.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх