Хочу, чтобы меня понимали без слов.

 

  "...Не торопясь, перелистываю страницы своей памяти, про детство, юность и зрелость. Про жизнь...

      Замечательно, прикольно, стыдно, смешно - целая гамма чувств.

      Что-то настораживает... Что-то не так. Вспоминаю, как мне хорошо, интересно и уютно было в детстве... Спасибо маме с папой. Что же всё-таки не так? А... вот оно!  

      Я в этот мир попал впервые, ма...а... ленький такой, ничего не знал, ничего не умел, свет и тот увидел впервые.

 

       Почему же мне было так хорошо в этом незнакомом мире, с самого начала - уютно и интересно.

       Почему в двухлетнем возрасте спокойно, не особенно напрягаясь, "с нуля" освоил неизвестный язык, ставший для меня родным. Затем, так легко "разобрался" с окружающими меня людьми и вещами, что за 2,5 - 3,5 года стал в этом непростом мире - "своим в доску"?

        В течение нескольких лет научился говорить сам и понимать то, что говорят мне.

       Прожив всего год на незнакомой планете (позже я узнал, что она называется "Земля") разобрался с законами гравитации, с нуля научился ходить и даже бегать. Между делом, просто ковыряя в носу, постиг понятия "моё", "внутри" и "снаружи".

        Глядя в небо, не будучи птицей и ни разу не оторвавшись от земли, вдруг понял, что такое высота. И ещ много чего узнал. Не помню как. Но помню, что легко.  

        И самая большая загадка: как я научился испытывать эмоции?  

       Практически всему можно научить. Но совершенно невозможно научить чувствовать, испытывать эмоции. Развивать эмоции можно, научить им нельзя. Поэтому они даются детям с рождения, практически в готовом виде. Например, мне никто не объяснял, что такое радость и когда нужно радоваться, а я, лежа в коляске, уже смеялся. Мне никто не объяснял, что такое грусть и когда нужно грустить, а я, ползая по кроватке, уже горько плакал. Мне никто не рассказывал про любовь, а я за первую неделю жизни успел бешено влюбиться в своих родителей. Ещё не посмотрев ни одного фильма Хичкока, почему-то начал бояться темноты.

        В данном случае не важно, что темноты. Главное, что меня никто не учил испытывать страх, бояться. Без чужих объяснений и подсказок, самостоятельно научился чувствовать.

        Объяснение простое и единственное: я был вундеркиндом, урождённым гением, таким же, как и все остальные на этой планете.

       А почему все гениальны? Так это, как говориться, второй вопрос.   Ответ на него появился позднее, лет в 10 - 11, когда со мной происходила странная метаморфоза. Тогда, совершенно внезапно, я понял, что начинаю "думать словами". Мне пришлось "называть" предметы, думая о них. Оказалось, что до этого я мыслил без слов. Окружающие меня предметы и людей мне не нужно было называть словами, я просто "понимал", "знал" их. Смотрел на воду и понимал, что это такое, не называя её водой. Ветер, звёзды, камень, стул, ложку... - все, что меня окружало, я просто "знал", "понимал".

        Слова были нужны только для общения с другими людьми. С миром я разговаривал молча, чувствуя его. Только с людьми я общался словами. Причём эти два способа общения существовали одновременно, не мешая друг другу.   С окружающим миром мы были на "ты", прекрасно понимая друг друга, без слов. С родителями и окружающими людьми мне тоже было легко, хотя способ общения был совсем другой. Хорошо разговаривая с годовалого возраста, я считался весьма сообразительным малым, легко общался со сверстниками и хорошо учился.

        В 10-11 лет, как-то очень внезапно, прервалось общение с миром.   Мне пришлось переучиваться. До сих пор помню, как это было неприятно. Неприятен был не только процесс переучивания. Было ощущение, что уходит нечто очень важное.

       Начиная думать словами, я потерял "беззвучное, бессловесное" понимание мира, вещей и людей. До сих пор с грустью вспоминаю, как мне достаточно было посмотреть на человека, чтобы понять какой он. Я словно на секунду становился им, чувствовал его, как себя.

       Это было именно чувство. Слов в этом "понимании" не было, всё шло на уровне ощущений.   Эта "перестройка" происходила, если меня не подводит память, в течение года. Кстати, на моей успешной учёбе в школе это не отразилось, поэтому кроме меня, этих перемен никто не заметил. Я тогда решил, что тоже самое происходит со всеми, и просто терпеливо учился "думать по - взрослому".

       Жаль, что процесс оказался необратим.   Уверен, что многие вспомнят нечто похожее, а те, кто не вспомнят, просто хорошо забыли.  

       Спустя много лет, сидя в компании приятелей, на вопрос: "О чём я мечтаю", неожиданно для всех и для себя ответил: "Хочу, чтобы меня понимали без слов". Наверное, так проявилась моя ностальгия по детству, имея в виду тот великолепный период жизни, когда мир был моим и всё было понятно.   Как потом оказалось, это было совсем не мечтой, а реальностью. Только я об этом не знал, как не знал и многого другого о себе и о своей будущей жизни.

        Я же человек, а не всезнающий Бог.

        Кстати, быть всезнающим, ещё не значит быть Богом. Величие Бога - не в знании, он сам - знание, и не в его всемогуществе - Бог не может быть иным. Величие Бога в доброте - безграничной, бездонной, бесконечной, которая и есть Любовь..."

      "Правда изречённая - есть ложь". Истинно так. Слова, как хитрые жулики, норовят украсть самые дорогие мысли. И крадут, но, не зная их настоящей цены, отдают по дешёвке первому встречному.

       Хорошо, если мысли попадут в хорошие руки, пригодятся в хозяйстве. Хуже, если их бросят, затопчут, а потом выметут как мусор.

      Слова не жалко, жалко мысли и чувства. Они, а не слова, истинны и велики. Или глупы и ничтожны.  

      Мне часто бывает стыдно за мои, неумело или неуместно сказанные слова, но, к счастью, гораздо реже приходится стыдиться своих мыслей и чувств..."

 

Роман " На краю света" Сергей Лапин. 2010 г.

http://www.proza.ru/2015/10/03/891

Источник ➝

Часть III История Урантии. Документ 93. Макивента Мелхиседек. 6. Завет Мелхиседека с Авраамом.

 

6. Завет Мелхиседека с Авраамом.

93:6.1 (1020.4) Целью Авраама было покорение всего Ханаана. Его решимость была поколеблена только тем, что Мелхиседек не одобрял этого замысла. Однако, когда Авраам совсем уже было решил приступить к осуществлению своего предприятия, он стал терзаться мыслью о том, что у него не было сына, который мог бы стать наследником будущего царства. Он договорился о новом свидании с Мелхиседеком. Именно в ходе этой встречи салимский священник, зримый Божий Сын, убедил Авраама отказаться от своих стремлений к материальным завоеваниям и бренной власти и обратиться к духовному представлению о небесном царстве.

93:6.2 (1020.5) Мелхиседек объяснил Аврааму всю тщетность борьбы с конфедерацией амореев, но столь же недвусмысленно дал понять, что безрассудные обычаи этих отсталых кланов ведут их к самоуничтожению, в результате чего через несколько поколений они будут настолько ослаблены, что потомки Авраама, к тому времени значительно возросшие в числе, смогут легко победить их.

93:6.3 (1020.6) Здесь, в Салиме, Мелхиседек официально заключил завет с Авраамом. Он сказал Аврааму: «Посмотри на небо и сосчитай звёзды, если ты можешь счесть их; столько будет у тебя потомков». И Авраам поверил Мелхиседеку, и «это было вменено ему в праведность». И тогда Мелхиседек рассказал Аврааму о будущем покорении Ханаана его потомками после их временного пребывания в Египте.

93:6.4 (1020.7) Завет, который Мелхиседек заключил с Авраамом, представляет собой великий урантийский договор божественности с человеческим родом, в котором Бог соглашается выполнить всё; человек же соглашается только верить в обещания Бога и следовать его наказам. До сих пор считалось, что спасения можно добиться только делами – жертвами и подношениями; и вот Мелхиседек вновь возвестил на Урантии благую весть о том, что спасение – благоволение Бога – достигается верой. Однако, это евангелие простой веры в Бога было слишком прогрессивным; последующие семитские племена предпочли вернуться к более древней практике жертвоприношений и искупления грехов через пролитие крови.

93:6.5 (1021.1) Вскоре после заключения этого завета, в соответствии с обещанием Мелхиседека, у Авраама родился сын Исаак. С рождением Исаака Авраам стал чрезвычайно серьёзно относиться к своему договору с Мелхиседеком и отправился в Салим, чтобы сформулировать завет в письменном виде. Именно в связи с этим публичным и официальным принятием завета Аврам изменил свое имя на Авраам.

93:6.6 (1021.2) Большинство салимских верующих практиковали обрезание, хотя Мелхиседек никогда не вменял этого в обязанность. И хотя Авраам всегда был ярым противником обрезаний, он решил придать своему договору с Мелхиседеком особую торжественность, официально одобрив этот ритуал в знак подтверждения салимского завета.

93:6.7 (1021.3) Именно после этого искреннего публичного отказа Авраама от личных амбиций во имя более значительных планов Мелхиседека три небесных существа явились перед ним в долине Мамре. Это событие является фактом, несмотря на его связь с более поздними вымыслами, имеющими отношение к естественному разрушению Содома и Гоморры. Легенды о событиях тех дней показывают, сколь отсталыми были мораль и этика даже в столь недавние времена.

93:6.8 (1021.4) После торжественного заключения завета Авраам и Мелхиседек полностью восстановили свои отношения. Авраам снова стал гражданским и военным правителем салимской колонии, численность которой в период расцвета составляла более ста тысяч членов братства Мелхиседека, регулярно плативших десятину. Авраам значительно улучшил салимский храм и обеспечил всю школу новыми палатками. Он не только расширил систему десятины, но и усовершенствовал многие методы организации занятий в школе, не считая своего огромного вклада в улучшение руководства миссионерской службой. Кроме того, он сделал многое для повышения поголовья скота и реорганизации в Салиме молочного хозяйства. Авраам был трезвым и умелым бизнесменом, богатым человеком для своего времени; он не отличался особой набожностью, однако был абсолютно искренним, и он верил в Макивенту Мелхиседека.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх